Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Киллоу, Ли - Киллоу - Кровные связи

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Киллоу, Ли
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Ли Киллоу. Кровные связи

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГОРЯЩИЕ МОСТЫ *
1


     Ему снилась смерть и несмерть. Инспектор Гаррет Микаэлян стоял в переулке Северного Берега Сан-Франциско, прижавшись спиной к стене. Его приковал к месту гипнотический взгляд глаз, сверкавших, как рубины; он не мог пошевелиться, даже чтобы переместить врезавшиеся в тело наручники, которые, как всегда, висели на поясе. Красные огоньки играли и в волосах женщины-вампира... какой-то отдаленной частью сознания Гаррет регистрировал, что она вовсе не прекрасна, но двигается на своих длинных ногах балерины и носит рыжеватые волосы с сознанием красоты.

     - Вам это понравится, инспектор. - Она страстно улыбнулась ему. - Вы не почувствуете боли. Вам будет все равно, что вы умираете.

     Прикосновение ее холодных губ вызывало наслаждение, оно ощущалось, даже когда поцелуи переместились на горло и стали алчными укусами, глубоко проникавшими под кожу. Но своих высоких каблуках она на целых пять дюймов возвышалась над ним. Его охватила апатия, женщина отклонила его голову, чтобы удобнее кусать в горло.

     Рот ее остановился над пульсирующей артерией.

     - Прекрасно, - выдохнула она. - А теперь не шевелитесь. - Она лизнула его кожу языком. Вытянула челюсть. Ее клыки выдвинулись, и она прокусила кожу.

     Он ощутил спазм высшего наслаждения. Затаив дыхание, еще дальше откинул голову, подставляя горло сосущему рту.

     Но постепенно его начали охватывать холод и слабость, экстаз сменился тревогой, он с опозданием понял, что происходит что-то неестественное, злое. Появился страх. Он пытался освободиться, но, к своему отчаянию, обнаружил, что не может двигаться. Она прижала его своим телом к стене, сделала совершенно беспомощным... хотя он тяжелее ее на добрых пятьдесят фунтов. Страх становился все сильнее.

     - Стреляй, тупой полицейский! - рявкнул кто-то в его сознании.

     Но она не позволила ему дотянуться до оружия. Он попытался позвать на помощь - она рукой зажала ему рот. В отчаянии он впился в ее руку зубами. Ее кровь обожгла ему рот и горло... жидким пламенем.

     Женщина-вампир отпрыгнула, разорвав при этом ему горло.

     Он упал, как будто из него удалили не только кровь, но и кости.

     Она насмешливо рассмеялась.

     - Прощайте, инспектор. Покойтесь в мире.

     Шаги ее затихли вдали, он остался лежать лицом в луже собственной крови. С ужасом беспомощно слушал, как постепенно затихает сердцебиение, замедляется и совсем прерывается дыхание.

     Гаррет проснулся, весь дрожа.

     Сидя в постели, он прижался лбом к поднятым коленям, ожидал, пока схлынет поток адреналина в крови. Дерьмо! Сколько раз в неделю видеть ему этот сон?

     Впрочем, это даже и сном-то не назовешь. Сон - это то, от чего переходишь к норме. Для него это норма означала бы его квартиру в Сан-Франциско, работу с партнером Гарри Таканандой в отделе по расследованию убийств в полицейском участке на Брайант-стрит. А вместо этого...

     Гаррет поднял голову и осмотрел знакомое помещение над гаражом Элен Шонинг, служащей городской управы, в городе Баумене, штат Канзас, - деревянные панели стен, кожаные кресла, кухоньку, угол небольшой ванны. На открытой двери висит форма, рыжевато-коричневая рубашка с темными наплечными нашивками и накладными карманами - в тон брюкам. Форма полиции Баумена. Несмотря на тяжелые шторы, отчего в комнате царила полуночная тьма, он отчетливо видел все подробности, мог даже прочесть буквы на петлицах. Дневной свет снаружи давил на него огромным весом. А в горле чувствовалась нарастающая жажда.

     Он не просыпается в эти дни, а просто меняет один кошмар на другой. Женщина-вампир - воспоминание, а не сон. Она жива... Лейн Барбер, урожденная Мадлейн Байбер, родившаяся семьдесят лет назад в этом маленьком степном городке, где он выследил ее и убил. Но не уничтожил.

     Опустившись на подушку, чувствуя под собой в надувном матраце сухую землю, он вздохнул. Честно говоря, Баумен не заслуживает, чтобы его называли кошмаром. Все поверили в вымышленную историю, которой он оправдывал свои расспросы о Лейн: что его отец был ее незаконным сыном. В городе его приняли как одного из Байберов, впрочем, довольно странного, несомненно, потому, что он из Калифорнии. Пятеро других полицейских ненавидели смену с восьми вечера до четырех утра, ему же она подходила прекрасно, а холмистые равнины вокруг города, на которых в изобилии пасся скот, давали достаточно крови.

     Вампирам не обязательно пить человеческую кровь.

     Спокойный город, не замечаемый остальным миром, прекрасное укрытие, можно закопаться, пока, - он сухо улыбнулся, - кто-нибудь не начнет удивляться его странностям и тому, что он не стареет.

     А потом? Когда он захочет покинуть этот кошмар, проснуться? Куда он пойдет тогда?

     Давление невидимого дня снаружи уменьшалось. Приближается закат. В_с_т_а_в_а_й _и _п_р_и_в_о_д_и _с_е_б_я _в _п_о_р_я_д_о_к_, п_а_р_е_н_ь_! Гаррет встал, свернул постель и направился в ванную.

     Он брился, не зажигая света, чтобы глаза его не светились красным. С зеркала на него смотрело худое лицо с соломенного цвета волосами и серыми глазами, мальчишеское лицо, несмотря на усы, лица все еще незнакомое, хотя прошло уже полтора года, как исчезло полное здоровое лицо его юности. Н_е_п_р_а_в_д_а_, _м_а_л_ь_ч_и_к_и_ _и _д_е_в_о_ч_к_и_, пробормотал он, подравнивая бритвой края усов, _н_е_п_р_а_в_д_а_, _ч_т_о _г_л_а_з_а в_а_м_п_и_р_о_в _н_е _с_в_е_т_я_т_с_я _к_р_а_с_н_ы_м_.

     Он одевался, а жажда все усиливалась. Достав из маленького холодильника термос, он налил его содержимое в высокий стакан и прислонился к столу, чтобы пить.

     Кровь скота казалась безвкусной, как водянистый томатный сок: сколько бы он ни выпил, никак не мог наесться. Но он отказывался стать тем, кем была Лейн, он не мог охотиться на людей, выпивать из них кровь и ломать жертвам шею, чтобы они не ожили. Он пил кровь животных, и больше ничего пить не будет. Хотел бы он только...

     Гаррет глотком прикончил свой завтрак и вымыл стакан в раковине. Х_о_т_е_л _б_ы _я_, _ч_т_о_б_ы _о_н_а _м_н_е _н_р_а_в_и_л_а_с_ь_.
2


     С помощью своего ключа Гаррет прошел через заднюю дверь в помещение полицейского участка в городской ратуше. Шеф Данциг и лейтенант Кауфман, как всегда после четырех, уже ушли, на вечернем дежурстве был Нат Тейвс, но, как обычно, шеф Данциг оставил письменные указания. Сью Энн Пфайфер, вечерний диспетчер и машинистка, из-за своей перегородки протянула ему стопку листков: ордера, выданные конторой шерифа в Беллами, требования проверки, бюллетень национального поиска двух человек, ограбивших банк в Калифорнии и затем убивших полицейского в Неваде, резюме о дневной работе - все то, что в большом отделе сержант зачитал бы при перекличке.

     - Нат проверяет двери в нижнем городе. Мэгги сообщила, что направляется сюда, - сказала Сью Энн. - Хочешь конфетку?

     Гаррет сморщился.

     - У меня аллергия на шоколад, ты ведь помнишь.

     - Хотела бы я, чтобы она у меня была. - Сью вздохнула и похлопала себя по мощному бедру.

     Запах ее крови охватил Гаррета, теплый, мучительный металлически-соленый, пульсирующий вместе с ударами сердца Сью. Снова вспыхнула жажда.

     Делая вид, что поглощен чтением бумаг, он расстегнул подбитый мехом воротник зимней куртки и отошел к столу возле оружейной комнаты, где другие запахи полицейского участка перекрывали запах крови: запахи пота и ружейного масла, кофе, вечной тарелки с пончиками, запахи мочи и дезинфектантов из четырех камер наверху.

     Пункт десятый вызвал у него стон отчаяния. Донорский автомобиль будет в Беллами через две недели. Неужели опять?

     - Данциг на самом деле хочет, чтобы мы все поехали в Беллами и сдали кровь?

     По другую сторону перегородки Сью Энн улыбнулась.

     - Он считает, что это производит хорошее впечатление на публику.

     Кровь вампира в венах какого-нибудь человека с ослабленной иммунной системой? Нельзя этого допустить.

     Лейн считала, что есть особый вирус вампиризма, содержащийся в крови и слюне. По ее мнению, организм со здоровой иммунной системой легко подавляет небольшие порции этого вируса. Но в ослабленном организме, раненом или больном, вирус побеждает, он вторгается в каждую клетку, изменяет даже структуру ДНК. Тот, кто получит кровь Гаррета Дойла Микаэляна, обязательно выживет, но какой ценой! Хуже того, какой-нибудь врач или медсестра могут узнать, кем стал пациент, могут осознать, что вампиры не миф, что они на самом деле существуют.

     Надо найти способ отказаться от донорства.

     В замке задней двери заскрежетал ключ. Мгновение спустя самый привлекательный полицейский Баумена оказался в помещении. Улыбнувшись Гаррету, Мэгги Лебеков бросила на стол свою шапку и пальцами обеих рук попыталась пригладить курчавые волосы.

     - Сегодня ночью позабавишься.

     Он оставил на время проблему донорства.

     - Трудная смена?

     У ее голубых глаз показались морщинки.

     - Моя нет, но... сегодня первая пятница после пасхи, и всем добродетельным воздержаниям великого поста приходит конец. Бары и частные клубы забиты. К полуночи у тебя будут полные руки вызовов. Да, прихвати плащ: собирается дождь.

     - Черт возьми! - Обычно канзасские весенние бури действовали на него освежающе, пурпурные облака накатывались с запада в громе и молниях, но в такую ночную смену дождь предвещал только головную боль.

     Мэгги прошла за ним в оружейную. Он достал из своего шкафа пояс и обойму. Она обняла его сзади. Переговорное устройство на ее поясе врезалось ему в спину.

     - Что скажешь, если я поставлю себе будильник на четыре утра и приду к тебе, чтобы ты мог отдохнуть после смены?

     Запах ее крови охватил его, впился в него. Делая вид, что ему нужно застегнуть пояс, он высвободился из ее объятий.

     Он знал, что должен попросить ее не приходить. В ее интересах полностью порвать их отношения. Уже полтора года они встречаются, ее близость, теплая кровь, бегущая в ее жилах, ее соленый запах постоянно вызывают у него дикое чувство голода. Он с таким трудом подавляет его, что от усилий его начинает трясти. И тем не менее... он не может вынести одиночество, когда приходит домой.

     Презирая себя за слабость, он сказал:

     - Я с нетерпением жду встречи, - и поцеловал ее в нос. Может, в ее присутствии его не будут преследовать кошмары.
3


     Действительно приближался дождь. Когда Гаррет проверял оборудование полицейской машины, на западе загремел гром. Забравшись в машину, Гаррет убрал оружие и включил зажигание, проверяя огни и сирену.

     Вокруг разразился ад. Над ним заревела сирена. Отражения красных и белых огней на здании и соседних машинах подсказали ему, что на его машине зажглись все огни. На полной громкости заговорило радио в машине и полицейское радио, дворники заскребли по ветровому стеклу. Кондиционер выпустил на него струю холодного воздуха. От неожиданности он вздрогнул и ударился коленом о рулевую колонку. Но боль отрезвила, паника улеглась. Вернулась способность рационально мыслить. Он выключил зажигание, открыл дверцу и посмотрел на заднюю дверь полицейского участка.

     Оттуда озорно улыбалась Мэгги.

     - Ну, погоди, Лебеков!

     Мэгги исчезла.

     Выключив все, что возможно, прежде чем снова попробовать зажигание, Гаррет усмехнулся про себя. Но когда он выехал на улицу, хорошее настроение испарилось. Он снова вспомнил проблему донорства. Что ему делать? В прошлый раз он изобразил приступ простуды, так что болезнь отпадает. В этот раз потребуется что-то другое.

     - Контора шерифа Беллами. - Это шериф Лу Пфайфер вызывал свою контору по радио. - Эмма, позвони Деллу Гарту и скажи, что его скот снова на 282 к северу от реки. Я чуть не столкнулся.

     Гаррет повернул машину на Канзас-авеню. Движение напряженное, машины в два ряда идут в обоих направлениях по главной улице Баумена, подростки из Баумена и окружающих ферм и маленьких городков ведут свои пикапы, фургоны и грузовички по бесконечной петле, которая тянется от Соник Драйв-Ин рядом с железнодорожной станцией, через переезд, к югу от района магазинов Баумена до края города, потом снова сворачивает на север. Машины, припаркованные по обеим сторонам улицы, принадлежат зрителям бауманского кинотеатра, открытого только по уик-эндам, и посетителям местных баров и частных клубов, которые там сейчас пьют и танцуют.

     Гаррет повернул на юг. Спорадически бормотало радио, в основном дорожная полиция из полицейского участка Беллами и конторы шерифа в Беллами и окружающих округов. Вокруг подростки сигналили друг другу и перекрикивались из машин. Время от времени машины сближались, и друзья пересаживались. Гаррет посматривал на пикап, который он за прошлый месяц дважды оштрафовал за проезд на красный свет. Но в целом движение шло нормально, по заведенному образцу.

     Он проехал мимо Ната Тоувза, который проверял двери контор, и просигналил коренастому полицейскому в знак приветствия.

     Когда петля миновала переезд и свернула на север, Гаррет сделал то же самое. Вскоре к нему приблизилась глянцеватая черная машина марки "файрберд" с четырьмя девушками. Блондинка на пассажирском сидении опустила окно и высунулась, улыбаясь.

     - Привет, Гаррет.

     Гаррет вздохнул. Эми Дрейлинг. Ну, что ж, он неизбежно должен был с ней сегодня встретиться. Рано или поздно.

     - Добрый вечер, мисс Дрейлинг.

     - Неужели нужно быть таким чопорным? - Она капризно надулась. - Вы всегда зовете моего брата по имени.

     Только в лицо. Довольно долго в разговорах с другими полицейскими Гаррет называл сына банкира не так.

     - У нас со Скоттом отношения, которые можно назвать профессиональными.

     - Если я куплю подержанный фургон, буду устраивать гонки и наезжать на красный свет, как Скотт, вы будете меня звать по имени?

     Упоминание о фургоне внезапно перенесло Гаррета в другую ночь на этой же улице, в ледяную ночь два дня Благодарения назад, когда он ковылял по этой улице, слабый и истекающий кровью от стрелы, выпущенной Лейн. Он держал беспомощную женщину-вампира, накинув ей на шею четки. Услышав рев моторов, он поднял голову и увидел несущийся фургон Скотта. Возникла мысль... способ уничтожить Лейн, используя этого мальчишку, который постоянно бросал вызов городским полицейским, надеясь на заступничество своего отца-банкира. Гаррет вместе с Лейн бросился наперерез фургону, сломав при этом Лейн шею.

     Он помнит, как заскрипели тормоза, заскрежетал металл, фургон врезался в телеграфный столб в тщетной попытке избежать столкновения с ними двумя. Потом огонь, разожженный Гарретом, охватил тело Лейн.

     Позже, однако, он подружился с мальчишкой, преследуемый чувством вины. Он вспомнил, каким бледным и испуганным был Скотт на суде над несовершеннолетними. Все его высокомерие как рукой смыло. Скотт оказался неплохим парнем. Гаррету даже нравилось гулять с ним во время уик-эндов.

     Гаррет вежливо улыбнулся Эми.

     - Лучше поезжайте осторожней. Спокойной ночи, мисс Дрейлинг.

     На следующем углу он свернул направо и поехал по параллельной улице. Попались две машины с просроченными разрешениями и одна припаркованная в запрещенном месте. Он с удовольствием вызвал спецмашину, которая увезет нарушителя, и, поджидая, выписал заодно штраф за разбитое зеркало заднего обзора и отсутствующий задний фонарь.

     На западе громче загремело.

     Из машины по радио послышался голос Ната.

     Вечер продолжался. Гаррет съездил по жалобам: на лающую собаку и на автомобильный вандализм в жилом районе. Между вызовами он продолжал напряженно размышлять. Что же делать с донорством?

     На западе сверкнула молния, сопровождаемая более близким громом.

     На обратном пути на Канзас-авеню Гаррет заметил машину Ната и остановился рядом с ней, чтобы поговорить с полицейским.

     Нат улыбался под своими рыжими усами, такого же цвета, как бачки, хотя вообще волосы у него темные.

     - Как девчонка? Я видел, ты с ней флиртовал.

     Гаррет сморщился.

     - Не знаю, что хуже: мальчишка в фургоне или она с ее приглашениями. Говоря о мальчишках... Наш срыватель антенн снова показался. Три машины на улице Тополей. Сосед видел поблизости мальчишек, один по описанию похож на Джимми Флагоффа.

     Нат нахмурился.

     - Проклятый мальчишка. Если бы мы только его поймали за этим.

     - Три раза из пяти на улице Тополей был он. Может, поставить там машину, какую-нибудь позаманчивей, а на антенне светящуюся пыль?

     Нат приподнял бровь.

     - Прекрасно. Какую же машину нам использовать?.. Может, некий красный ZX?

     - Иди к дьяволу!

     - Не хочется жертвовать собственной машиной? - улыбнулся Нат. - Кстати, говоря о заманчивых машинах... В городе появился новичок, с которым тебе надо бы встретиться.

     - А что у него за машина?

     - Континенталь, но встречаться нужно не из-за этого. Просто машина мне о нем напомнила. Он был в отеле Дрисколла, когда я проезжал мимо, и расспрашивал Эстер за стойкой о Мадлейн Байбер, которая когда-то здесь жила.

     Гаррет подавил нерациональное желание бежать. _Н_е_ д_е_л_а_й г_л_у_п_о_с_т_е_й_! _Ч_е_г_о _т_е_б_е _б_о_я_т_ь_с_я_? Нечего... кроме вопросов, которые могут вызвать другие вопросы, а он бы хотел, чтобы о них забыли. Он знал, что Лейн мертва, но ведь все остальные считают ее загадочно исчезнувшей. В ту ночь она была одета мужчиной. После огня то, что осталось от ее тела, было неузнаваемо, а Гаррет ничего не рассказывал. Зачем Энн Байбер узнавать, что ее дочь стала убийцей?

     Гаррет заставил себя говорить обычным тоном.

     - Он сказал, почему ищет Мейду? Кто он такой?

     - Англичанин. Зовут его Джулиан Фаулер, и он писатель. Я сказал ему, что уже больше года никто не видел Мейду Байбер, но он все же захотел встретиться с ее семьей. Я направил его к твоей прабабке.

     Несмотря на комок в желудке, Гаррет почувствовал прилив облегчения. Теперь он может не изображать спокойствие.

     - Что? Ты послал незнакомого человека, о котором мы ничего не знаем, к одинокой старой женщине? Нужно было направить его ко мне! - Он включил мотор и направился к повороту.

     - А что ты ему можешь рассказать? - крикнул вслед ему Нат. - Ты только раз с ней встречался. Я ведь не дурак. Просмотрел его документы, прежде чем направить его. Он...

     - Я все равно посмотрю, как Энн, - прервал его Гаррет.
4


     Машину англичанин, должно быть, взял напрокат в Хейсе. Когда Гаррет подворачивал к обочине, его фары осветили табличку с номером округа Эллис на сером бросающемся в глаза "линкольне".

     Гаррет взял микрофон.

     - 407 Баумен. Я выхожу из машины на 513 Сосен. - Сью Энн узнает адрес.

     Он прошел по тротуару и длинными быстрыми шагами поднялся на порог.

     На стук ответила Энн Байбер, лицо ее осветилось удивлением и радостью.

     - Гаррет! Как приятно. Я не ждала тебя до воскресенья.

     Радио у него на поясе забормотало. Гаррет улыбнулся старухе, похудевшей от возраста, но сохранившей прямую спину и острый взгляд.

     - Подумал, надо заглянуть на минутку. Этот англичанин давно у вас?

     Улыбка ее стала понимающей.

     - Ах, так вот почему ты здесь. - Она покачала головой. - Спасибо за заботу, но мистер Фаулер - очаровательный джентльмен. - Как и у большинства жителей округа, происходивших от поволжских немцев, у нее отчетливый свистящий акцент. - Не будь все время подозрительным полицейским.

     - Мошенники всегда очаровательны. - Каким-то отдаленным участком мозга он подумал, что его тревога об этой женщине вполне искренна, она как будто действительно его прабабушка, он не играет роль. - Бабушка Энн, зачем ему нужна Мейда?

     - Он писатель и пишет книгу о событиях второй мировой войны.

     Сверкнула молния, осветив двор, через несколько секунд послышался долгий раскат грома. Поднялся ветер. По радио передали сообщение о дереве, упавшем на дорогу в округе Эллис.

     - Почему бы мне не зайти и не познакомиться с мистером Фаулером? - спросил Гаррет.

     - Действительно, - сухо ответила Энн. Она растворила дверь.

     Гаррет вслед за ней через прихожую прошел в гостиную. Куртку он снимать не стал: она делала его полнее, и не пожалел об этом, когда посетитель встал с чашкой кофе с дивана ему навстречу. Джулиан Фаулер оказался выше шести футов ростом, выглядел он атлетически, лет чуть больше сорока, светло-каштановые волосы, бледные голубые глаза - типичное лицо англичанина, должно быть, розовощекое в юности, но теперь с возрастом приобретшее угловатость и мужественность. Он показался слегка знакомым, хотя Гаррет не мог решить, видел ли его раньше. Англичанин внимательно разглядывал его.

     - Мистер Фаулер, - сказала Энн, - познакомьтесь с моим правнуком Гарретом Микаэляном... внуком Мейды.

     Осмотр неожиданно кончился. Фаулер радостно улыбнулся.

     - Правда? - Он пожал Гаррету руку. - Замечательно. Вероятно, вы тоже не знаете, где ваша бабушка?

     - Боюсь, что нет. - Гаррет высвободил руку и слегка улыбнулся англичанину. - Простите, мистер Фаулер, но я не вполне понимаю, зачем вам Мейда, если вы пишете книгу о войне. Скорее вам бы следовало интересоваться военными действиями.

     Фаулер рассмеялся.

     - Книга не о войне, просто действие происходит во время войны. Все мои книги таковы.

     Все его книги? Гаррет вздрогнул. Фаулер. Конечно! Теперь он вспомнил, где видел это лицо... на обложке книги, которую читала его первая жена Джудит.

     - Вы пишете под именем Грэм Фаулер.

     Англичанин как бы в замешательстве пожал плечами.

     - На самом деле меня зовут Джулиан. Джулиан Грэм Фаулер. Но мой издатель считает, что на читателей триллеров больше подействует имя Грэм. Но это только для книг и рекламы. В остальном я Джулиан.

     Гаррет приподнял брови.

     - Я думаю, имя Грэм открывало бы перед вами все двери.

     - Вы правы. К несчастью, оно также привлекает внимание, когда я нуждаюсь в одиночестве. - Фаулер сморщился. - Как вы думаете, что случилось с Мейдой? Миссис Байбер рассказала, что шеф полиции считает, будто ее похитили сообщники человека, убитого в городе той ночью.

     - Да, как заложницу. Так он думает.

     - А вы?

     Гаррет пожал плечами.

     - Не вижу причин для похищения. И тело мы так и не нашли.

     - Может, она убежала? - Фаулер задумчиво нахмурился. - У нее ведь была такая привычка... сначала она убежала в Европу с этим учителем, потом оставила его в Вене, не говоря уже о ее бегстве от армии Гитлера.

     Гаррет ощутил внутренний холод.

     - Откуда вы все это знаете?

     Фаулер мигнул.

     - Она мне рассказала. Я ее встретил однажды на юге Франции после войны. - Он улыбнулся. - Я тогда из-за нее с ума сходил. Более интересного человека мне встречать не приходилось. Когда она приходила к моим родителям, я всегда вертелся рядом и ловил каждое ее слово. Она рассказывала удивительные истории, как перед самой войной путешествовала по Европе с одной полячкой.

     Гаррет затаил дыхание. Это, должно быть, Ирина Родек, сделавшая Лейн вампиром.

     - Но лучше всего я помню ее рассказ, как она убегала из Варшавы перед самым приходом гитлеровской армии. Во время ее рассказа я чувствовал себя там. Когда издатель предложил написать книгу о событиях войны, естественно, я вспомнил о ней. - Гаррету показалось, что Фаулер забыл обо всем остальном. Он мечтательно смотрел мимо них с Энн. - Юная девушка из изолированной сельской местности оказывается неожиданно в сложной декадентской атмосфере предвоенной Европы, а потом начинается и сама война. Все будет увидено ее глазами, вначале все представляется ей в романтическом свете, потом она начинает различать истину, но сохраняет политическую наивность. Постепенно, однако, она начинает понимать, что происходит, и приходит в ужас. Наконец, окончательно лишившись наивности, превратившись в зрелую умную женщину, она добивается успеха. - Он взглянул на Гаррета. - Я постарался вспомнить все подробности ее рассказов об окружении и событиях, но этого мало, и я решил отыскать ее и узнать больше... - Раскат грома потряс дом и прервал его рассказ. Фаулер вздрогнул. - Боже! Мы в осаде.

     Гаррет улыбнулся.

     - В некотором роде.

     Снаружи блеснула молния, огонь мигнул. По крыше забарабанил дождь. Гаррет про себя выругался: он так и не прихватил плащ.

     Радио у него на поясе забормотало:

     - Баумен 407. 10-93. У Джибсона.

     Тревога у пустого дома. Должно быть, загорелся от молнии, но нужно проверить.

     Он попятился к двери.

     - Жаль, что не могу вам помочь. Желаю вам удачи в работе над книгой. - Но не настолько, чтобы узнать, что на самом деле произошло с Лейн в Европе.
5


     Ветер гнал потоки ливня. Гаррет, ругаясь, бросился со ступенек и через газон к машине. Но даже на таком коротком расстоянии он промок насквозь. В машине он с гримасой откинул мокрые волосы со лба, снял куртку и бросил ее на заднее сидение. Теперь он легко выносит скачки температуры, и холод его не тревожил, но ему не нравилась стекающая по шее вода и особенно прилипающие к ногам мокрые брюки.

     У магазина Джибсона настроение не улучшилось. Шляпа не защищала от дождя, когда он обходил здание, проверяя двери под звуки грома и рев тревожного сигнала. Целую тоскливую минуту он думал, насколько лучше было бы проверить здание изнутри, но с сожалением отказался от этой мысли: слишком рискованно. Пришлось ждать снаружи, пока не появился управляющий Мел Вайснер и не отключил сирену. Если бы Вайснер застал его внутри, невозможно было бы объяснить, как он туда попал: ведь все двери заперты.

     Смена продолжалась... две банковские тревоги, обе, очевидно, как и в магазине Джибсона, вызваны молнией; дерево упало на линию электропередачи, и Гаррету пришлось сидеть там и ждать, пока не подъехала машина с дежурной бригадой; драки в двух барах; пришлось открывать дверцы машины женщине, которая оставила ключи в магазине. Все это время он не мог забыть о писателе и донорстве. Занимался разными делами, а две эти проблемы продолжали сидеть в сознании.

     Молнии и гром уходили. Ливень сменился небольшим дождем.

     К полуночи на Канзас-авеню осталось только несколько самых упорных любителей езды. Но тут стали закрываться бары, их посетители высыпали на улицы, и комбинация алкоголя с мокрым тротуаром послужила причиной двух погнутых бамперов и нескольких происшествий, чуть не ставших авариями. В одном случае водители, оба здоровые крепкие мужчины, вылезли из машин и, возбуждаемые мыслями об ущербе, начали драку.

     Гаррет прервал ее, встав между ними, и, пока они смотрели на него, удивленные, что их остановил человек гораздо меньше их ростом, по очереди посмотрел им в глаза.

     - Может, хватит? Не из-за чего расстраиваться.

     Гневное выражение исчезло с лиц мужчин.

     - Вы правы. - Он удивленно посмотрели на Гаррета, понимая, что что-то с ними случилось, но не понимая, что и как.

     Гаррет не дал им времени на размышления.

     - Тогда почему бы вам не поехать по домам?

     Он похлопал их по плечам, и двое промокших мужчин направились к своим машинам. Гаррет стоял на улице и смотрел, как они уезжают.

     Кто-то за ним рассмеялся.

     - Удивительный сан-францисский малыш опять за работой. Хотел бы я знать, как ты сумел заставить их лечь на спину и завилять хвостом.

     Гаррет оглянулся. Было уже после полуночи. Из другой патрульной машины ему улыбался Эд Дункан. Улыбаясь, он походил на Роберта Редфорда; Гаррет знал, что сменяющий его утром полицейский культивирует это сходство. Гаррет сухо улыбнулся в ответ.

     - Этот дар я унаследовал с рождения.

     - Ну, что ж, если не хочешь поделиться... Вот тебе еще случай.

     Гаррет проследил за направлением взгляда Дункана и увидел по ту сторону переезда виляющую машину.

     Лампа на крыше машины Дункана вспыхнула.

     - Я его догоню и остановлю. Я ты проверь дыхание и запиши.

     Гаррет нахмурился.

     - Я? Это твой участок. Ты и сделай.

     Дункан улыбнулся.

     - Но ты уже промок, а я только сегодня подстригся и просушил волосы.

     Обычно он не реагировал на слова Дункана, но сегодня ночью они его задели. Гаррет коротко сказал:

     - Вздор! Хочешь задержать его? Придется тебе вытащить свои сухие волосы на дождь и самому записать.

     И отвернулся.

     - Знаешь, Микаэлян, у тебя проблемы в отношениях с людьми? - вслед ему выпалил Дункан. - Ты считаешь себя гораздо лучше нас, настоящая шишка. Как же, работал в большом городе, в большом отделе! Но я никогда не трусил и не подставлял своего партнера.

     Укол попал в цель. Гаррет застыл, боль свела внутренности.

     - И я все думаю... ты такой худой. Может, стоит предупредить Мэгги, чтоб она ночью последила за тобой?

     С этим прощальным ударом Дункан включил мотор и повел машину через переезд.
6


     Дождь разогнал всех по машинам и заставил ехать осторожно. В два часа закрылись частные клубы, и все стоянки опустели без происшествий. Гаррет проверил деловые здания вдоль 282 дороги в восточной части города, потом накоротке проехал через городской парк у реки, обогнул торговые навесы и площадку для родео, встревожив с полдесятка парочек в машинах.

    

... ... ...
Продолжение "Кровные связи" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Кровные связи
показать все


Анекдот 
Зима - это время планового техобслуживания Матрицы. Чтобы высвободить вычислительные ресурсы на сборку мусора, сокращают световой день, с растений убирают листву, а небо закрашивают равномерно-серым цветом. Так меньше нужно обсчитывать в картинке. Раньше ещё всё засыпали равномерно-белым снегом, но с установкой новых мощных серверов это уже не обязательно. После следующего апгрейда, говорят, вообще не нужно будет устраивать выделенную зиму.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100