Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Лейнстер, Мюррей - Лейнстер - Космический старатель

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Лейнстер, Мюррей
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Мюррей Лейнстер. Космический старатель

---------------------------------------------------------------

изд-во "Библиотека "Лооминг", Таллинн 1992, сборник "Четвертые звездные войны"

OCR&SpellCheck: The Stainless Steel Cat

SpellCheck: Wesha, 23 Jul 2000

---------------------------------------------------------------

Глава первая


    Осколок скалы, который одновременно представлял собой залежь, плыл в золотистом солнечном тумане. В одном месте туман светился ярче, в той стороне на расстоянии десятков миллионов миль находилось местное солнце. В другом месте туман был темнее, кое-где, где он становился совсем тонким и в проплешинах мелькали одна-две искорки звезд. Расстояние до них можно было выразить только в световых годах. Вся остальная часть тумана - или мглы - была освещена до однообразности равномерна - и справа, и слева, и внизу, и вверху. Некоторое разнообразие в сцену вносила только скала. В длину она достигала самое большее семьдесят футов, а в наиболее узкой части - пятьдесят футов. Вещество, ее составляющее, за исключением одной единственной вкрапленной жилы материнской породы, представляло собой кристаллическую коричневую субстанцию, некогда яростным ударом отколотую от какого-то большего целого.

    Скала плавала в пустоте. Она не падала, потому что вращалась по орбите вокруг планеты, которую скрывала золотистая дымка тумана. Ничто не объясняло ее присутствие здесь, но люди добрались и до нее.

    Неровными буквами кто-то пометил эту скалу: "ГХ-37". Буквы и цифры едва можно было различить на расстоянии. А несколько позже некто украсил поверхность новой надписью: "ДК-39", эта надпись частично перекрывала старую. И это было все, что можно сказать об одной стороне скалы.

    На другой ее стороне имелись более очевидные следы человеческого присутствия. Имелся прозрачный купол, надежно прикрепленный к скальной поверхности. Диаметр его составлял пятнадцать футов. Сферическая поверхность купола достигала в высоту футов восемь. Сбоку в одном месте была встроена трубчатая металлическая рама, к которой примыкал прозрачный воздушный шлюз. И внутри купола находились предметы, предназначенные только для человека. Здесь находился спальный мешок с капюшоном, кубообразный объект, который был кондиционером воздуха. Имелся штабель резервуаров, во все стороны торчали вентили и шланги. Резервуары были помечены словом "КИСЛОРОД". Некоторые ящики, судя по надписям, содержали или когда-то содержали запасы провизии.

    Но ничто не двигалось на скале. Семьдесят футов на пятьдесят и на сорок, скала обладала массой в несколько тысяч тонн. Она вращалась вокруг некоей неопределенной оси, совершая оборот примерно за десять минут. Все было спокойно.

    Это была безымянная скала. Она плыла в туманном вакууме, в космическом облаке пыли, составлявшем громадный светящийся диск, повисший в межпланетном пространстве. Это были кольца Тотмеса, о которых "Галактический Указатель" мимоходом замечал, что это газообразный гигант, четвертая от светила планета системы звезды Нилетус, окруженная кольцами пыли и мелких осколков от распавшихся лун. То есть, в этом отношении она напоминала Сатурн, планету Первой Системы.

    Скала с выведенными на ее поверхности буквами и цифрами, все плавала и плавала в световом тумане. Ничто не двигалось. Ничего не происходило. Совсем ничего. Даже то, что лежало в спальном мешке, тоже не шевелилось. И не дышало.


    Данн вел свой космоскаф сквозь кольца Тотмеса. Он сердито хмурился, потому что направлялся он на Отдушину, куда скоро должен был прибыть транспорт-сборщик, а для Данна необходимость этого перелета была сейчас очень некстати. Прибытие сборщика вызывало каждый раз прилив почти истерического веселья, но Данну было сейчас не до того. Только чистая необходимость заставила его покинуть своего партнера, Кииза, который остался на одном из осколков, который они нашли и начали разрабатывать. Там имелась двухфутовая жила абиссальных кристаллов - прямо на поверхности осколка, и было бы безумием оставить такое сокровище без охраны. Конечно, они пометили осколок. Но маркировка особого значения не имела. Хотя они и пометили его своей меткой - "ДК-39" поверх старой "ГХ-37", но в кольцах Тотмеса не существовало понятия законности, и это была еще одна причина для беспокойства. Киизу был оставлен очень ограниченный запас кислорода и никто больше не знал, где он находится.

    Но кто-то ведь должен был отправиться на Отдушину за пополнением припасов, а это было только возможно в моменты прибытия транспорта-сборщика. Дорога на Отдушину с того осколка, на котором работали Данн и Кииз, занимала два с половиной дня, и лететь нужно было сквозь золотистый туман, в котором не имелось маяков. Из двух партнеров Данн был более опытным астрогатором. Если бы полетел Кииз, оставив Данна на скале, он мог бы заблудиться и не найти дороги назад, прежде чем у Данна кончился бы кислород. Данн имел гораздо меньше шансов заблудиться. Кроме того, если бы они оба покинули свой осколок, какой-нибудь посторонний старатель мог бы наткнуться на него, пометить заново своими инициалами и номерами - если, конечно, он был бы готов отстаивать свою находку.

    Поэтому Кииз и остался в куполе, который Данн покинул два дня назад и теперь спешил поспеть на Отдушину к приходу сборщика. Им нужен новый запас кислорода. Им нужна провизия и запчасти для горного оборудования. Все это Данн должен был получить на корабле-сборщике, привозившем запасы с Хоруса, следующей от солнца планеты этой системы. При всем при том, Данн должен был следить за тем, чтобы не попасть в ловушку недоброжелательно настроенных личностей, которые всегда рады воспользоваться отсутствием правосудия в Кольцах. Полет от этого становился не только срочным, но и трудоемким, и ничего удивительного, что он хмурился. Нужно было не только взять припасы, но и вернуться обратно к осколку, не приведя "хвоста". Если это ему удастся, то они с Киизом станут весьма состоятельными людьми к тому времени, когда снова придет корабль-сборщик. Но если ему не удастся...

    Но другого выхода не было. Он должен смочь. Если повезет, все вообще пройдет совершенно гладко. Но имелись и другие возможности, но они ему совсем не нравились.

    Окруженный со всех сторон непроницаемой пеленой пылевого тумана, Данн с трудом мог представлять, что существует в действительности вся остальная Вселенная. Космоскаф плыл в золотом светящемся тумане. Казалось туману нет конца, но Данн знал, что он приближается к Отдушине. Отдушина была большим осколком - летающей горой, крупной частицей неисчислимых фрагментов Колец Тотмеса - и на ней находился местный грузовой космопорт.

    Каких-то несколько миллионов или десятков миллионов, или сотен миллионов лет тому назад несколько сателлитов Тотмеса неосторожно вошли в предел Роше - для этой системы спутников. Они были искрошены в пыль гигантскими приливными силами, которым ничто, в буквальном смысле, не могло противостоять. Они развалились. В ходе процесса осколки были перемолоты в мельчайшую пыль, а частью - в гравий, позже отдельные частицы снова слились вместе, образовав более крупные тела - скалы и горы.

    Пыль и прочие обломки, оставшиеся от этой древней катастрофы и составляли теперь Кольца Тотмеса. Каждая частица тумана имела свою орбиту, также, как и более крупные тела свою. Каждая пылинка или летающая гора, такая, как Отдушина, мчались сквозь золотую пустоту по своим собственным неизменным дорожкам. Кольца Тотмеса напоминали кольца планеты Сатурн из Первой Системы. И само собой, люди нашли причину, чтобы рисковать здесь своими жизнями.

    В случае с Тотмесом причина была проста. Разнообразные объекты, плавающие в кольцах, имели разный химический состав. Некоторые были осколками верхних пород некогда существовавших лун. Некоторые представляли собой куски железо-никелевой руды из коры разрушенных спутников. И местами можно было натолкнуться на осколки, состоящие из абиссальных наиглубиннейших пород в контакте с такими металлическими жилами. В некоторых абиссальных субстанциях содержались особые кристаллы. Эти кристаллы существовали только там, где имелись планеты или луны. И добраться до них можно было только там, где планеты или луны некогда пережили катастрофу и были раскрошены. Они напоминали по виду обыкновенный леденец, но по сути являлись самым дорогостоящим минералом в Галактике. Только благодаря им были возможны межзвездные путешествия.

    Могучие песни кораблей, что достигали самой окраины галактического острова, были обязаны своим существованием особым свойствам абиссальных кристаллов. Они были необходимы для функционирования тяговых генераторов. Без них не существовала бы межзвездная коммерция, исчезли бы многочисленные колонии. Сама Земля превратилась бы в переполненную свалку, где люди не могли бы и шагу ступить, потому что их было бы очень много и всем не хватало бы места.

    И вот на одном из солидных размеров осколке Колец Данн и Кииз обнаружили выход серой материнской породы, в которой очень часто встречались абиссальные кристаллы. Им уже удалось кое-что добыть. И теперь Кииз остался в куполе, чтобы охранять найденное сокровище и заодно добыть еще больше кристаллов, пока Данн вернется. Он оставался один, и это совершенно не нравилось Данну.

    Он бросил быстрый взгляд на экран радара. Примерно в миле справа по курсу двигался осколок размером на экране в речную гальку. Не более полудюйма в диаметре - можно не обращать внимания. В трех милях слева плавал объект размером с кулак. Его тоже можно было игнорировать.

    Потом вдруг защелкал детектор. Впереди таился объект гораздо больших размеров. Приборы уже проанализировали полученные данные и теперь предоставили право решения Данну. Какой-то объект, еще скрытый в тумане, двигался не в общем направлении осколков в Кольцах Тотмеса. Это была не скала, нет. По размерам это мог бы быть и корабль. И он тоже мог прощупать Данна радарным импульсом. В щелканье детектора Данну слышалось негодование.

    Он что-то проворчал себе под нос. Данн проворно забрался в скафандр. При этом, пока он облачался в противопустотную броню, он не спускал глаз с приборов.

    Высвободив из креплений короткорылую старательскую базуку, стрелявшую специальными капсулами-снарядами и применявшуюся для взрывного бурения и взятия проб породы, он вставил заряды в соответствующие места на поясе скафандра.

    Еще раз быстро оглядев циферблаты приборов, Данн направился к воздушному шлюзу. Он присоединил к соответствующему зажиму страховочный фал. Потом закрыл внутренний люк и открыл внешний. Это была обычная процедура взятия пробы с осколка кольца, но одновременно человек, вооруженный базукой, и стоящий в проеме люка своего космоскафа мог представлять собою грозную боевую единицу.

    Он вглядывался в сплошную мглу пылевого тумана, освещенного только далеким солнцем. Но вот вырисовался смутный силуэт, некая твердая масса, несущаяся в пустоте. Размерами эта неправильных очертаний масса вполне соответствовала космоскафу. Маленький кораблик - "мул" вполне мог бы за ней укрыться. Если правильно его спрятать.

    До обломка оставалось две мили. Данн нажал на спуск базуки. Сделав три первых выстрела, он промахнулся. Крохотные снаряды унеслись в ничто. Здесь, где практически отсутствовала гравитация, они будут двигаться по математически прямым линиям. Когда до скалы оставалась всего миля, снаряд базуки попал в цель. В камне образовались трещины. Скала начала распадаться на мелкие осколки. В цель ударил второй снаряд, потом третий.

    Скала словно превратилась в ничто, и теперь было видно, что за ее массой притаился космоскаф. Этот корабль "залег" в засаду. Очевидно он, вернее его владелец, засек эхо работы двигателей корабля Данна прежде, чем детекторы корабля последнего засекли его. Он успел вовремя заглушить двигатели и устроить засаду. Но теперь он превратился в массу-центр сотни осколков взрыва, разлетающихся во всех направлениях. И Данн, недвусмысленно дававший понять, что он может постоять за себя, не спускал его с прицела.

    Незнакомый космоскаф ретировался, спасаясь бегством. Данн послал ему последний заряд из базуки и закрыл дверку воздушного шлюза. Открыв затем внутренний люк, он направился к пульту управления. О только что закончившемся инциденте он больше не думал. Не стоило слишком расстраиваться по этому поводу. Ведь это были кольца, и именно в то время, когда удачливые старатели-пустотники везут добытые кристаллы к кораблю-сборщику. И в этот период менее удачливые коллеги готовы пойти на самые отчаянные меры. Данн вычеркнул все произошедшее из головы. Но он продолжал очень тревожиться за судьбу Кииза.

    Он изменил курс космоскафа. Он должен вернуться назад, но таким образом, чтобы ни один старатель в Кольцах не смог его выследить. Хотя бы тот же космоскаф, который он только что вспугнул из засады. Нельзя сказать, что многие из самых неприятных типов в Кольцах отличались чересчур воинственным нравом, нет. Но и все же космоскаф, который направляется к Отдушине в период прихода корабля-сборщика зачастую везет достаточно кристаллов, чтобы спровоцировать убийство или несколько.

    Итак, Данн приближался к Отдушине. Периодически изменял курс своего корабля - каждый раз при этом он тщательно проверял, не ловят ли детекторы эхо работы двигателей другого космоскафа. И ни одни из космоскафов, которые он успел повстречать на этом отрезке пути не сделал попытки пересечь его курс - мудрое поведение, которое Данн целиком поддерживал.

    Вскоре его коммуникатор поймал одновременно несколько жужжащих сигналов - это было эхо работы двигателей многих космоскафов. Это значило, что Данн приближается к цели назначения. Немного времени спустя он услышал голос, едва еще различимый. Голос весело приветствовал кого-то:

    - Добро пожаловать! Кто это там?

    Это означало, что какой-то старатель уже успел совершить посадку на Отдушине, и теперь приветствовал другой корабль, приближавшийся к посадочному полю. И Данн уже заранее мог сказать, что сейчас произойдет и что будет происходить потом.

    Один космоскаф уже приземлился. Он очень, очень осторожно подошел на дистанцию прямой видимости к Отдушине, с открытым люком воздушного шлюза, в котором стояла фигура в скафандре и с базукой наготове. Можно было бы подумать, что вид Отдушины привел экипаж корабля в замешательство, но это было не так. Все прекрасно знали, как выглядит Отдушина - никелево-железный астероид, летающая гора, некогда составляющая часть ядра разрушившейся луны. В длину она достигала более мили, и формой была под стать ночному кошмару. В грубом приближении, один ее конец напоминал конус, второй - полусферу. Вся ее поверхность была изрыта трещинами, кратерами, пересечена изломами, за исключением одного места.

    Имелось здесь одно место, почти идеально гладкая равнина, образовавшаяся, очевидно, в результате касательного столкновения многих миллионов лет тому назад. Все это плоское поле, без какого-либо знака или маяка, могущего дать знать, что нога человека когда-либо ступала на его поверхность и являлось космопортом на Отдушине. И всякий первый космоскаф приближался к предполагаемому месту посадки с максимальной осторожностью. Потом он опускался на металлическую поверхность астероида - причем в таком месте, где никто не сможет подойти к нему незамеченным, с какого-бы направления он не приближался.

    Совершив посадку, его экипаж будет ждать. Ждать появления других кораблей. Когда следующий космоскаф превратится в видимую глазом темную частицу в золотом светящемся тумане, корабль, приземлившийся первым окликнет его: "Добро пожаловать! Кто это там?"

    Данн слышал и вопрос и ответ. Второй корабль назвал себя. Он опустился в другом месте поля, не слишком близко от первого. Потом между экипажами кораблей началась беседа. Поначалу она имела характер сдержанный и пропитанный недоверием. Но люди в каждом из кораблей в течение многих недель не слышали другого человеческого голоса, кроме своего и компаньона. Все жаждали общения с новым человеком.

    Еще один корабль. И еще два. И множество остальных! Вакуум в окрестностях Отдушины наполнился коротковолновыми переговорами. Откуда ни возьмись зазвучал смех, посыпались шутки и анекдоты. Некоторые шутки имели бороду такую длинную, что она уходила куда-то во времена докосмической эры. Очень немногие из них были действительно новыми, но люди с готовностью разражались преувеличенно веселым смехом, выдававшем радость по поводу перемены в рутине старательской жизни, наступившей на недолгий срок прибытия корабля-сборщика. Сыпались вопросы. Неужели тот-то и этот-то до сих пор делают то-то и то-то? А неужели этот, как там его? - он до сих пор мучается кошмарами и размахивает руками и ногами во сне? А помнишь, когда...? А кто видел то-то и то-то? А где подевался такой-то? В последний раз его не видно было. Он еще в Кольцах?

    Но вопросы такого рода были не из числа приветствуемых. Они не согласовывались с настроением старателей во время очередного прихода корабля-сборщика. Люди с нетерпением ждали момента, когда они смогут выбраться из круглых маленьких кораблей, которые словно тюремные камеры, заключали их в себе в течение многих месяцев. Они не хотели и слышать, что кто-то вдруг исчез. Единственное логическое предположение, которое можно было сделать в таком случае, что эти люди мертвы.

    Имелось также негласное соглашение, не интересоваться открыто относительно удачи других старателей. Всякий хвастун просто склонит менее удачливых коллег последовать за ним, когда придет время покидать Отдушину. Им очень даже интересно будет узнать, где это он раздобыл целую кучу кристаллов, за которыми люди рыскают по всей Галактике. Но среди прочих, имелись два традиционных вопроса, которыми встречали каждого новоприбывавшего. Первый - видел ли он гуков? Это считалось почему-то страшно смешным. "Ну что, видел кто-нибудь гуков, а?" Взрыв смеха. Второй вопрос - не нашел ли кто-нибудь Большую Леденцовую Гору? Все это представлялось до чрезвычайности привлекательным для людей, которым не терпелось покинуть наконец коробки космоскафов. Хотя бы на несколько минут.

    Данн знал, что все это сейчас происходит внизу, хотя до отдушины сам еще не добрался.

    Потом его детекторы поймали басовитое гудение двигателей корабля-сборщика. Звук этого эха отличался от жужжания космоскафов старателей. Корабль-сборщик нес с собой кислород, запасы продовольствия и запасные части для оборудования, но самое главное он означал перемену в тяжелом труде старателей, передышку, возможность ненадолго забыть жизнь такую, как приходилось им вести здесь в Кольцах Тотмеса. Корабль приходил с Хоруса, соседней планеты этой системы.

    Эхо его двигателей, низкое басовое гудение, быстро усиливалось. Разговоры старателей в корабликах, приземлившихся на поле космопорта, внезапно прекратились. Данн почувствовал отчаянное нетерпение, которое испытывали все в этот момент. Ему самому захотелось дать полную тягу на генераторы двигателей, последним бешенным броском достигнуть Отдушины прежде, чем приземлится сборщик. Но он овладел собой. Он слышал, как умолк гул двигателей сборщика, потом снова зазвучал - космический транспорт маневрировал, уравнивая скорость и реактивный момент с вращающейся массой, осторожно приближаясь к Отдушине сквозь светящуюся мглу. Данн тем временем продолжал приближаться к космопорту и наконец на радарном экране появилось нечеткое изображение какого-то крупного объекта прямо по курсу. Точно сказать, что это было, пока не было возможно, но Данн знал все и без этого. Впереди находилась отдушина. Гудение корабля-сборщика прерывалось и возобновлялось с секундными интервалами.

    Потом вдруг на долю секунды гудение усилилось - это были включены основные двигатели, и наступила тишина. Из коммуникатора донеслось оживленное бормотание людей в космоскафах. Корабль-сборщик совершил посадку.

    Поднялась целая буря веселых вопросов, обрушившихся на сборщик. Какая погода на Хорусе? Победили ли "Пантеры" в финале на всепланетный кубок? Привезли ли они холодного пива? Люди выкрикивали заказы на разнообразные деликатесы, привилегии цивилизованных миров, которые они желали бы закупить: можно было легко представить, что эти люди в деталях предвкушали, как они этот заказ будут делать, а потом получать вожделенные лакомства. Можно было вполне справедливо сказать, что они ждали прибытия этих яств с неменьшим нетерпением, чем доставки нового запаса кислорода.

    Наконец, и Данн начал готовиться к посадке на Отдушину. Несколькими поворотами рукояток тяги реверсного двигателя он уравнял скорость корабля со скоростью астероида. Теперь он парил над полем космопорта, где неровным кольцом цепь космоскафов окружала корабль-сборщик. Его заметили. Его приветствовали не слишком пристойными шутками, на которые горазды были по детски развеселившиеся космические старатели Колец. Кто к нам пожаловал! А почему так поздно? Как насчет встречи с гуками? А ведь он опоздал. Всю еду на сборщике уже распределили. А что нового доносится с Большой Леденцовой Горы? Упоминания об этой сказочной местной Голконде были, конечно, шутками, но не совсем. Потому что где-то в тумане колец действительно находилось нечто, окрещенное Большой Леденцовой Горой, потому что оно отвечало мечте каждого старателя о богатстве и могуществе. Данн знал обо всем этом деле немного больше остальных старателей, потому что его партнер Кииз был племянником того самого Джо Гриффита, который нашел Гору и принес оттуда невероятный груз кристаллов, и вернулся обратно, чтобы принести еще больше, и с тех пор его не видели. Кииз, естественно, держал факт родства в секрете от всех остальных старателей, чтобы не вызвать ненужных подозрений. Каждый подумал бы, что у него имеются какие-то полезные сведения относительно месторасположения Горы и он именно по этой причине явился в Кольца.

    Большая Леденцовая Гора была частью местного фольклора. Многие люди верили в нее совершенно серьезно и ловили упоминание о каждой легенде, всякий раз вызывавшей у них обильное слюноотделение в железе мечтаний. Многие верили, но внешне этого не показывали. Но не было таких, что не верили вообще, потому что в основании легенды лежал подлинный факт. И не было такого рудокопа в Кольцах, что не мечтал о том, как он и никто другой найдет неисчислимые сокровища на неизвестном фрагменте Колец, и произойдет это совсем скоро - возможно, уже до следующего прихода корабля-сборщика.

    Данн сдержанно назвал свое имя и опустил свой космоскаф за пределами кольца кораблей, окружавших сборщик. Это было не самое лучшее место для посадки. Конечно, он мог видеть отсюда все, что происходило на территории космопорта, но поблизости начинались образования, называемые "деревьями". Это были просто металлические скалы, а не деревья. Но благодаря им человек в скафандре мог бы подобраться к кораблю Данна незамеченным. Но это было единственное удовлетворительное место из еще оставшихся свободными.

    Голоса невидимых старателей упражнялись в остроумии. Эй, Данн! Сколько килограммов кристаллов ты притащил? Это была гениальная шутка. Хорошей добычей считался даже грамм кристаллов, а десять граммов - великолепный улов. Добыча целого килограмма даст пищу благоговейным слухам на целый год вперед, если кто-то действительно принесет такое количество кристаллов. И во всяком случае, ни один старатель не станет отвечать на такой вопрос, - всерьез - даже на Отдушине и даже в непосредственной близости корабля-сборщика. Кто-то спросил, как новому партнеру Данна понравилось в Кольцах. Кто управляет кораблем? Вопрос был не случайным - зачастую между двумя напарниками разгоралась целая психологическая война, что было не удивительно, учитывая, что люди проводили месяцы в замкнутом пространстве в обществе только друг друга. Многие начинали ненавидеть друг друга. Иногда один из напарников прилетал на Отдушину и требовал расторжения партнерского контракта - что и производилось на корабле-сборщике. Иногда две пары старателей обменивались партнерами - и зачастую ситуация от этого не улучшалась, как выходило наружу позднее.

    Все знали, что партнером у Данна был Кииз. Кииз в Кольцах был относительным новичком. Поэтому и задавали вопросы с подковыркой. Не случилось ли драки? Как Кииз приспособился к жизни в Кольцах? Эй, Кииз! Как идут дела? Этот Данн - нелегкий тип, правда? Говорят, он трясется от страха всякий раз, когда выходит из корабля в скафандре. Ты его заставляй работать снаружи почаще!

    Слушать такие разговоры было бы просто нелепо. Все равно, что обижаться на шалости детей. Но в основе их лежало нетерпение людей поговорить с новым человеком, услышать новый голос. Кииз не отвечал. Он при всем желании не мог этого сделать, поскольку остался на скале, которую они с Данном нашли. Голоса старателей взывали к Киизу, обещая познакомить его со всеми хитрыми штучками и розыгрышами, на которые горазд такой опытный космический рудокоп как Данн. Но Кииза не было на борту космоскафа и он не мог им ответить.

    Данн в мрачных предчувствиях опустил корабль на металл посадочного поля и задействовал магнитные якоря. Голоса опять начали требовать Кииза к микрофону.

    - Его нет, - коротко ответил Данн.

    - А что случилось? - поинтересовались голоса.

    - Его нет! - еще раз ответил Данн.

    И с опозданием на секунду осознал, что совершил грубейшую ошибку. Лучше было бы ему сказать, что Кииз погиб при несчастном случае, разбив лицевую пластину шлема, когда выходил из корабля наружу. Это не вызвало бы никаких подозрений. Ему могли бы и не поверить, но все прошло бы без последствий. Или если бы даже он сказал, что собственноручно убил Кииза, это никого бы не касалось. Это было бы личное дело Данна. Но он ни в коем случае не должен был говорить, что Кииза нет и не давать более подробных объяснений. Теперь начнутся догадки. Эти догадки могут быть опасно близкими к истине. Каждый сразу заподозрит, что Данн и Кииз нашли богатую жилу и поэтому не могли оставить ее без охраны на время, пока нужно было слетать к кораблю-сборщику за запасом кислорода.

    Наступила внезапная тишина. Почти полминуты в пространстве вокруг Отдушины было необычайно тихо. Потом кто-то напряженным голосом что-то сказал о том, что корабль-сборщик напрасно теряет время. К нему присоединились другие голоса. О Киизе все вдруг странным образом словно позабыли. Теперь настала пора делать предположения. Данн понял, какой он совершил промах. Половина, самое меньшее, космических старателей, собравшихся на Отдушине, займется теперь обсуждением проблемы - попробовать проследить обратный путь Данна к Киизу или не стоит. Все они сойдутся на одном - Данн и Кииз нашли сокровища. Некоторые даже назовут его неисчислимым. Еще некоторые решат, что все дело в Большой Леденцовой Горе.

    Потом раздался гудящий голос, перекрывший все остальные голоса в коммуникаторе Данна. Это заработал сверхмощный передатчик корабля-сборщика.

    - Ну ладно! - с ворчанием заявил голос. - Я больше не слышу других космоскафов. Наверное, все ваши прибыли уже. Займемся делом. Кто совершил посадку первым?

    Весело ответил какой-то голос. Он назвал свое имя. Потом другой голос назвал имя, все очень коротко и по деловому. Это был второй приземлившийся космоскаф. Послышались другие голоса. Один голос Оказал: "Смайдерс". Голоса продолжали называть свои имена в порядке очередности. Неприятный, словно елейный голос сказала: "Хейн". Когда все ранее прибывшие корабли назвали себя, настала очередь Данна и он сказал коротко: "Данн".

    Последовала пауза. Это проверяли список имен. Почту уже, без сомнений, успели рассортировать, ведь люди, у которых имелись жены или родственники, которые могли посылать им письма, поглощали почту с жадностью заключенных в тюрьме. Сама процедура сверки списков не заключала ничего сложного. Нужно было просто сравнить список имен, данный старателями со списком, который сохранялся на сборщике со времени прошлого визита. Списки не полностью совпадали. Некоторые космоскафы не прибыли на этот раз.

    

... ... ...
Продолжение "Космический старатель" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Космический старатель
показать все


Анекдот 
Третий закон Кирхгофа гласит: Если одной рукой взяться за фазу, а другой - за ноль, то ноги укажут направление выноса тела.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100