Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Иронические детективы - - "Ахматовская культура" или "Не ложи мне на уши пасту!"

Детективы >> Русский детектив и боевик >> Авторы >> Михайличенко, Елизавета; Несис, Юрий >> Иронические детективы
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Елизавета Михайличенко, Юрий Несис. "Ахматовская культура" или "Не ложи мне на уши пасту!"

---------------------------------------------------------------

© Copyright Елизавета Михайличенко, Юрий Несис

Email: Nesis@inter.net.il

Номинировано на Тенета-2000 (в приключенческую литературу)

---------------------------------------------------------------



     Детектив-каприччо
1. Сумасшедшая сука.


     Умница уникален. И хотя не очень понятно почему его алия должна была завершиться у нашего порога, да еще в предрассветном кайфе отпускного утра, я даже слегка обрадовался. Скучно не будет.

     Ленка, при виде своей старой гитары, взвизгнула от восторга и принялась потрошить холодильник, а Умница, прижимая одной рукой ностальгический термос с китаянкой и цветочком, а другой -- собачье отродье по кличке Козюля, в лицах повествовал, как он здорово нас нашел:

     - ... а он говорит: "Не знаю и знать не хочу ни Бренера, ни русских маньяков, звонящих по ночам, потому что дешевле..."

     Осознание, что в упорном поиске нашей семьи Умница перебудил с полдюжины других, примирило меня с его эйфоричным скотством. В конце-концов, найти меня по адресу, где я не прожил и недели и о котором знало во всем Израиле всего несколько человек с неизвестными Умнице телефонами - это ли не свидетельство гибкости ума и патоплатонической привязанности к моей жене Ленке.

     Снизу раздраженно бибикнули.

     - Мое такси,- пояснил Умница,- пусть бибикает, все равно мне его государство оплатит. Я ведь заявил, что еду в Эйлат, так шофер был очень рад покрутиться в центре... А у вас ничего городок, симпатичный. А название -- совхозное. Маале-Адумим, "Красный подъем", это же надо!.. Что это он все время сигналит? А, я ведь в такси рюкзак оставил. Ну ладно, сбегаю отпущу.

     В беззащитной тишине водила и Умница долго и грубо посылали русскую и марокканскую общины в разные географические и анатомические места. Окна зажигались, как счет на футбольном табло.

     Из лучшей спальни (метраж, вид, балкон, "потерпите, мне уже немного осталось"), выплыла теща с челюстями в стаканчике. В моем, граненом, вывезенном с единственной благородной целью (принимать лекарство от ностальгии.

     - Шобака?!- ужаснулась она, глядя на Козюлю со страхом и отвращением.

     Козюля ответила ей взаимностью.

     - Иж Рошшии што, вшех породиштых шобак уже вывежли?

     - Мама, это приехал Умница,- объявила Ленка,- ну, Фима Зельцер, помнишь? Это моя, то есть теперь его гитара и его собака.

     - Ах, Фимошка! - расплылась теща, глядя на меня.- Надо же, нашел тебя вше-таки! Он так и оштался не женат?.. Ой какой термош! Помнишь, Леношка, у наш ведь тошно такой, вы еще не давали мне его вжять. А вот Фимошка... ( теща протянула руку к термосу.

     Лучше бы она этого не делала. Козюля странно изогнулась, по-кошачьи, сбоку поддала по тещиному тапку и дико взвизгнула. Теща резво отпрыгнула, взмахнув рукой со стаканом, и новые ее челюсти брякнулись на каменный пол.

     Пока мы втроем в приливе страха перед ценой зубоврачебных услуг ловили верхнюю челюсть, нижней занялась Козюля. Она подтянула ее к себе лапой, брезгливо подняв верхнюю губу осторожно взяла зубами, поскуливая перекусила и, поджав хвост, уставилась на нас исподлобья.

     - Шука! - только и сказала теща.

     Втроем шагнули мы к суке, а она вдруг закатила глаза, завыла дурным голосом и, повалившись, стала дергаться. Отдергавшись, она быстро взглянула на нас и, правильно все оценив, принялась визжать и скулить.

     А по лестнице уже громыхали туристские ботинки - это летел на подмогу своей твари Умница. Он бросился к ней и запричитал:

     - Ну что, что тут с тобой делали эти люди, Козюленька моя, умница, ну, собачка, собачка хорошая, что случилось?!

     Софья Моисеевна всхрапнула и ушла в ванную. Ленка испуганно смотрела на обломки челюсти в собачьей моче.

     - Десять тысяч шах[1],- прокомментировал с дивана Левик,- и мат. Хорошо, что я не согласился на ваше гнусное предложение ждать с маарехет стерео[2] до переезда.

     - Умница,- воззвал я нерадостно,- у твоей суки что, крыша поехала от счастья?

     Умница, убедившись в целостности сукиной шкуры, жизнерадостно ответил:

     - Она у меня вообще-то сумасшедшая! Припадочная. Я ее на дороге подобрал после аварии, с проломленной башкой. Аж мозг был виден! И сам вылечил. Я для нее луч света в темном царстве. И она без меня тут же деморализуется - все жрет. И ничего с этим не сделать, потому что на привязи она воет, а в наморднике гадит.

     - Она и без намордника гадит.

     - Бывает,- легко согласился он.- Я лужу вытру, Ленка, тащи тряпку. У нее от страха эпилептические припадки с недержанием мочи. А это что за дрянь тут валяется?.. О боже, зубы! Козюленька, покажи зубки!- он полез суке в рот, пересчитал зубы и просиял.- Это не ее!

     - Это мамины!- надрывно зашептала Ленка, косясь на ванную.- А твоя собака их сожрала!

     - Я склею!- пообещал Умница.- Тут же полно хороших клеев!

     Ленка махнула рукой:

     - Какое там склею! Теперь придется снова делать!

     Дверь ванной жалобно скрипнула.

     - Да уж!- легко и весело согласился Умница, развязывая рюкзак.( Придется! Это уж как пить дать. Как же маме кушать без зубов? Ну, здесь ведь с этим проблем нет - полно стоматологов понаехало - пойдет и вставит.

     -- Дурак,-- страшным шепотом объявила Ленка,-- у нее же теперь жених! Как она завтра на свидание пойдет?

     -- Жених!?-- восхитился Умница.

     -- Тише. В Израиле это нормально -- здесь женятся в районе двадцати и семидесяти. Такая статистика. И ты со своей сукой можете ей всю жизнь испортить!

     -- Ну уж,-- заморгал Умница,-- так уж и всю. Во всяком случае, первые семьдесят лет ей испортил не я,-- он вытащил из рюкзака связку копченой колбасы и потянул носом.- Спорим, у вас тут такой не делают? Давайте чай пить! А маме мы на мясорубке прокрутим и на хлеб с маслом намажем. Где тут у вас мясорубка, я прокручу!

     - Сегодня будет вместе со всем багажем,- пообещала Ленка.- Мы тянули до последнего - чтобы уже в новую квартиру. Даже штрафы платили за хранение. Мы ведь всего несколько дней, как в Маалуху переехали...

     - Некстати,- заметил Умница.- Нам ведь теперь всех наших созвать надо. Позвоните, чтобы привезли завтра. Но сначала позвоню я, а то все по работам расползутся...

     Судя по количеству звонков, их клуб самодеятельной песни прибыл сюда в полном составе, как на гастроли.

     - Умница, прекрати!- каждый раз требовала Ленка.- Ну посмотри, куда ты людей тащишь!

     - Поздно, поздно отменять,- отмахивался Умница.- Алло, Лелю пожалуйста. Куда звоню? В Хеврон. Это Хеврон? Ну вот. Ты ей кто? Друг? И я ее друг, Фима Зельцер, она тебе про меня рассказывала?..

     - Елка?! Здесь?!- ахнула Ленка.- На территориях?!

     Действительно, трудно было представить Елку Смирнову донских казачьих кровей среди самых крутых поселенцев.

     - Как она туда попала? - заверещала Ленка.

     - Еще не знаю, мне только что Капланчики телефон дали,- констатировал Умница.- Она уже пару недель тут. Проводил ее туристкой к Капланчикам, а она уже и не у них... То ли поссорились, то ли рыжие тут нарасхват...

     Ленка обиженно засопела:

     - Капланчики мой телефон знают - тоже куда-то пропали...

     - Все, все будут. Ты, Леночка, лучше бы что-то приготовила, жрать же все захотят. Ты ведь наших знаешь - им лучше жрать дать, а то они сами найдут...

     Умница так ловко управлялся с Ленкой, что я с горечью осознал ( последние двадцать лет супружеской жизни можно было провести гораздо спокойнее.

     - А ты, Боря, лучше бы за бутылкой сгонял - все-таки столько не виделись,- снизошел он и до меня.

     - Для кого лучше? - поинтересовался я, не собираясь обеспечивать алкоголем всю эту шестидесятчину.

     - Для людей лучше, Боря,- доступно объяснили мне.


     ... К полудню в доме царил багажный карнавал. Казалось, что любимый фарфор заменил Софье Моисеевне челюсти. Ленка и Левик с визгами: "Это же мой, мое, мои" носились по комнатам. Ленка - между кухней и прислоненным к стенке в коридоре зеркалом (обязательно разобьется, ну и пусть). Левик нагромождал свои вещи во всех углах. Теща втихаря вила гнездышко в лучшей комнате. Умница, в обнимку с термосной китаянкой, дрых в полкомнате на раскладушке. Козюля отдыхала под ее брезентом.

     Казавшиеся до переезда такими необходимыми полкомнаты, оказались вдруг "собачьей конурой", "карцером", "склепом, куда мне еще рано, потерпите совсем немного" и "массажным кабинетом". Никто не хотел губить в этом месте ни свою юность, ни свои последние годы, ни лучшие годы жизни, ни, тем более, зрение. И я решил полюбить Умницу за то, что он спас семью.

     Сидя посреди всего этого бардака, я испытывал мучительные предотъездные эмоции - а чего было их не испытывать - вещи те же, люди те же, даже квартира похожа. Нет, серьезно, каким идиотизмом было посылать этот багаж. Я с таким трудом втиснулся в новую жизнь, уже не оглядываюсь с ужасом по сторонам, уже научился опознавать окружающее, и вдруг на меня падает ком прежнего существования под кодовым названием "мит'ан"[3], что на иврите по бедности или лаконичности, в общем - по совместительству, означает еще и "заряд". И теперь этот заряд разносит вдребезги мою надежду на новую жизнь в новой квартире, и осколками падают на меня старые боксерские перчатки, семейные фотоальбомы, хрусталь, деревянные прищепки, велосипед, ленкина шуба, моя шапка-ушанка, клизма, ртутный прибор для измерения давления, противочумный костюм (пенсионный подарок теще от коллектива), стерилизатор с набором шприцев и игл, альпинистское снаряжение, долбанный ленкин КСП и трижды долбанная тещина люстра, которая прочно ассоциируется с гимном Советского Союза - столько лет просыпался под ними. Зря я вообще тут сидел и созерцал барахло, потому что в итоге тоскливо зарычал:

     - Эта люстра здесь висеть не будет!!!

     На что Софья Моисеевна значительно сказала:

     - А пошему тогда эта штенка будет штоять ждешь? Это не логишно, Боря. Люштра ни в шем не виновата. Не надо было тащить шюда вше эти вещи.

     Пока я ловил ртом воздух, чтобы сформулировать подоступнее кто безостановочно хватался перед отъездом то за сердце, то за буфет и клялся, что честно наживал все это, прибежал Левик и устроил истерику, что ему негде хранить лыжное снаряжение - в холле мама с бабушкой против, а на мирпесете[4] испортится, и если ему и его горным лыжам нет места в родительском доме, то он может и в пнимию[5]...

     - В нашей шемье,- зашипела Софья Моисеевна,- вшегда ижъяшнялишь на прекрашном рушшком яжыке. Или на шиштом идиш. А ты говоришь на кошмарном шалате.

     Я подмигнул Левику и напомнил:

     - Шел с Шушей по шоссе...

     Левик прыснул, теща приняла это на свой счет и быстро сориентировалась - стала звонить подругам и громко спрашивать о "штоматологе, штобы шамый хороший, пушть дорого, но быштро".
2. "Возьмемся за руки, друзья."


     Напрасно я надеялся, что нормальные люди не потащатся перед шаббатом на вечеринку. Я забыл, что славный ленкин Клуб отличался целеустремленностью и упорством, а главным делом жизни считал плыть против течения, впрочем, выбирая речки поспокойнее, а виды поромантичнее. Как-то счастливо они сформировались, и что самое интересное - нравились мне по одному, во всяком случае прежде. Ленка очень нравилась. А когда на ней женился, было ощущение, что женился на всем их КСП. С утра до вечера в доме пели, пили и трепались. Нет, пожалуй до Афгана мне все это нравилось, а после уже раздражало. А теперь вообще... на чужом пиру похмелье...

     ... Вувос сумрачно проглотил и налил снова. Как вовремя возник Вувос сегодня! Хорошо сидим на кухне, вдвоем. В приоткрытую дверь доносится трендеж.

     Мы с Вувосом, не сговариваясь, свалили с побережья. Он -- в Кирьят-Арбу. Притащил на участок обшарпанный "караван"[6], устроил вокруг скульптурный дворик, сам лепит и детишкам дает. И "Галиль"[7] у него вороной, в смысле - вороненый. А "Форд" гнедой. Вестерн. А теперь вот и я в Маалухе поселился. Заезжает он ко мне всегда кстати, как получается лишь у людей, которых всегда рад видеть. Мы с ним почти друзья.

     - Как там Номи?-- спрашиваю я.

     - Растет, как кактус меж камней и соседей. По-русски еле понимает...

     Я тупо осмотрелся. С полудня кухню переполнял через край Совок с расписными разделочными досками, матрешками, самоваром и прочим "а-ля Рюс".

     Из холла продолжалось:

     - ...евреи - это четвертое измерение русской души. У русских все духотворчество продолжалось в неизмеримых географических пространствах, а у нас в историческом времени. И наоборот - у них почти никакой истории, у нас - почти никакой земли. Поэтому именно русское еврейство, или наоборот ( русские геры[8] несут эйнштейновский релятивизм в примитивную ньютоновскую механику духа прочих народов и общин..

     - Капланчик, у тебя прямо чакры вдруг открылись... Просто интеллектуально-духовный прорыв в следующий энергетический уровень,( пискнула Ирочка, моя между прочим родная племянница и единственная здесь родственница, воспитывавшаяся с пеленок как дочь КСП, что не помешало ей вырасти дурехой, правда очень экзальтированной и самоуверенной.

     - Ты что, после брит-милы[9] сублимируешь?-- поинтересовался Архар.

     - От брит-милы я чудом увернулся позавчера, когда на циркулярной пиле работал...

     Елка зашлась в своем знаменитом смехе, и Вувос решил взглянуть:

     - Ладно, допивай и пойдем в народ. Песни слушать и девок смотреть.

     Как по заказу Умница затянул:

     - У нее был папа вертухай...

     Допили что было в рюмках и в бутылке. А Умница допел коду:

     - ... так что в спальне есть у нас глазок...

     - Хорошая песня,- одобрил Вувос.

     - Это из его раннего. Скоро он запоет: "Ее любили лишь токсидермисты".

     - Вот и пошли,- оживился Вувос.- Давно я с интеллигентными людьми не общался...

     Интеллигентные люди встретили нас с присущим им юмором:

     - Боря! Подаккомпанируй на полицейском свистке...

     - Боря, а как на иврите "пройдемте"?

     - Борь, а кому лучше служить - коммунистам или сионистам?

     Последняя реплика принадлежала Елке. Вувос уважительно посмотрел на ее ноги и ответил за меня:

     - Все мы служим одним и тем же - навозом для удобрения этой земли для выращивания сабр[10].

     Тут народ осознал, что я-то никуда не денусь, а этот бородач в кипе[11] и с автоматом может скоро улизнуть. Поэтому должно было завязаться собеседование - на некоторые лица уже выползли полуулыбки, сигнализировавшие: гнусный вопросец готов. Но неожиданно Капланчик сорвал пир вампиров истеричной репликой:

     - А я не желаю ни быть навозом, ни быть с навозом! Жрите свое дерьмо сами!

     Тут миролюбивый Умница снял мощным аккордом напряжение и завел:

     - Ее любили лишь токсидермисты...

     Козюля трогательно подвывала, а после концовки "... за калиткой рыдал некрофил" она вроде даже прослезилась. Удивительной эмоциональной лабильности собака. А затем Тамарка, жена Капланчика, напротив всегда отличавшаяся эмоциональной стабильностью, заявила, что ей по-фигу завещали ей эту землю или не завещали, что она лично ее не просила и удобрять ее не хочет. Тем более - не желает всю жизнь платить налог на наследство.

     - Нет, земля-то вообще очень красивая,- робко возразила Елка.

     - А тебе бы лучше помолчать,- посоветовала Тамарка.- Сидим здесь в дерьме, только и разницы, что там за гроши в клавиши тыкала, а здесь за гроши этикетки наклеиваю.

     - Ну, положим, гроши все-же разные,- миролюбиво протянул Архар.

     - А пальцы одинаковые!- отрезала жена Капланчика.- Они тут в магазинах пальцами в хлеб тычут! Даже для видимости вилок нет!.. Надо бежать от всего этого левантизма[12]! А эти религиозные паразиты...

     Новое слово "левантизм" вдохновило Умницу на экспромт:


     Как у нашего Ванюши

     провалилась в жопу клизма,

     все олим его считают

     жертвой левантизма...


     - Неужели назад хотите?- ахнула Ленка.

     - Ну нет,-- засмеялся Капланчик.- А вот на запад, в Новый Свет...

     - Америка,- сказал Вувос.- Страна неограниченных возможностей. Можно убить человека и остаться на свободе...- тут он споткнулся о мой ласковый взгляд и смущенно объяснил мне,- в смысле, суд оправдает...

     Они поговорили о Кохане[13], об Азефе, об участии евреев в революции и эволюции, о ценах на колбасу и бензин в Совке и на квартиры в Израиле. Потом Умница сделал отчет за истекший период. Он сочинил дюжину дюжин новых песен и занял третье место на конкурсе самодеятельной песни в Теберде. Выучил иврит, арабский и амхарский. Дал пощечину Берязеву, а докторскую так и не защитил, потому что смешно стало ковыряться а этих митохондриях, когда у дуры Лариски, ну помните какая она дура, вдруг получается вирус, который может за месяц-другой уничтожить Бельгию, Голландию и Люксембург. Получается из-за невероятной мутации, а она в это не врубается. Короче, Лариска вся в соплях, потому что все крысы сдохли, а новых теперь в Совке не достать, в смысле лабораторных, конечно. А я ей тогда и говорю: "А давай, Лариска, меняться - я тебе тридцать белых самцов, а ты мне это дерьмо в пробирочке." Поменялись. А Ахмат, ее шеф... Максик, ты его должен помнить -- он что-то понял... "За что,- говорит,- ты Лариске крыс дал? И где, кстати, та пробирочка с дерьмом?" И усмехается в мусульманские усы. Представляете?!

     - Спаситель ты наш!- заметил я.

     - А то!- ответил Умница без тени иронии.- Думаешь, Ахмат не просек бы что там Лариска вырастила? Думаешь, не сообразил бы сколько ему Саддам нефтедолларов отвалит?.. Вот я тогда пробирку в термос, термос в руки, руки в ноги и к вам... А работа мне теперь гарантирована - я тут антивирус разрабатывать буду.

     - Да-а,- завистливо оценил Максик,- а я уже второй год хоть и в универе сижу, но на Шапировской стипендии. И тема чужая, и в штат не светит...

     - Когда будешь сдавать вирус ШАБАКу[14],- сказал я,- советую добавить, что Ахмат в последние дни перед твоим отъездом впал в мусульманский фундаментализм, ходил на работу в чалме, с портретом Саддама на футболке и пять раз в день спускался с ковриком в виварий - совершать намаз.

     Тут снизу жалостливо захныкало, и Козюля, придя в дикое возбуждение, метнулась сначала на балкон, а потом к двери.

     - Это моя машина! - взволновался Архар, и они с Козюлей упрыгали в ночь через две ступеньки.

     Странный парень. Во всем старается быть не как все. Гитара у него зеленая, сигнализация на машине не воет, как зверь, а плачет, как дитя.

     ... Храня верность традиции, они досидели до нераннего осеннего рассвета, и еще бы сидели, но с первыми лучами солнца в Вувосе проснулись родительские чувства и, тяжело опираясь то на перила, то на Елку, он побрел вниз во всей гусарской прелести: кипа висела, как ухо спаниеля, а автомат звонче всяких шпор чокался с прутьями перил. Покоренный Вувосом КСП послушно брел за ними. Уже с третьего этажа Умница горестно и пьяно начал звать Козюлю. Ленке так начинать знакомство с соседями не хотелось и она пыталась его нейтрализовать:

     - Заткнись, Умница, я тебя умоляю! Найдется твоя Козюля сегодня же, никуда не денется. Никто ее не съест, не украдет, кому она тут такая нужна...

     - Она не может без меня!- ревел Умница.- Она погибнет!

     Оба они оказались правы. На крыльце завизжала Елка, и было от чего - от Козюли. Вернее, от того, что из нее сделали. Похоже, что над ее тушкой долго и старательно работал студент корейского кулинарного техникума. Елка отбежала в сторону, ее стошнило.

     Все ужаснулись, протрезвели и поспешили уехать. Умница в прострации сидел на ступеньках и причитал. Балконы начали заполняться. Наконец появилась Софья Моисеевна и, перегнувшись через перила, потребовала отчета.

     - Ничего, мама,- сказала Ленка,- просто кто-то Фимину собаку убил. Иди спать.

     - Шобаку?! Шнова?! Вейжмир!!!- охнула теща и, держась за сердце, ушла. И так же точно за него держалась, когда явилась к нам на крыльцо -- лично убедиться.

     В пучине отчаяния Умница оказался слаб и покорен. Мы с Ленкой довели его до раскладушки, и он упал на нее, а мы на свои кровати.

     Через несколько минут все вскочили, как по тревоге. Вопль Умницы мог означать только одно - он накладывал на себя руки, причем весьма неумело.

     Умница стоял посреди холла с раскрытым термосом и орал.

     Ленка заглянула в пустой термос, и они завыли дуэтом. Выбранный им способ самоубийства был ужасен, вернее, просто свинским - выжрать в одиночку всю дозу этого вируса... Лишить жизни себя, а заодно и гостеприимных хозяев, а новообретенную Родину - секретного оружия.

     - Заткнитесь!- попросил я.- Что, Умница, пристрелить, чтоб не мучился?

     Тут Умница перешел с бабьего визга на скупые мужские слезы:

     - Боря, беда... Кто-то вирус спер.

     Вот тогда я и протрезвел.
3. "Поднявший меч на наш союз..."


     Всем, кроме меня, было уже совершенно ясно что произошло.

     Ленка, размахивая тарелкой с объедками, требовала, чтобы мы сейчас же поехали к Капланчикам -- посмотреть им в глаза и сказать все, что она думает о моральных уродах, социальных паразитах, которые кусают ядовитыми зубами кормящую их грудь и продают и свой народ, и своих друзей, и вирусы иностранным разведкам, чтобы потом шагать по трупам за океан!

     Ирочка же, презрительно фыркнув, сообщила, что будь Капланчикам предопределено свершить неординарный поступок, они бы не делали карьеру на упаковочной фабрике, и вибрация от них исходила бы совершенно иная. Единственный же человек из всех нас, предопределенный на неординарный поступок, это конечно же Вувос... Что значит - зачем ему вирус?! Вы же не постигаете! В поступке, кроме результата, существует еще и сам поступок! А Вувос - художник, потому что живет страстями. Что значит - откуда я знаю! Я весь вечер чувствовала, как в нем борются два желания. А вы все только и видели, как он всю ночь западал на ноги этой вашей Елки!

     - А потом сублимировал и спер вирус,-- подхватил Умница,-- чтобы швырнуть к елкиным ногам. Дитя,- вздохнул он,- елкиным ногам завидовать бессмысленно, потому что они уже классика. Как и то, что Максик мне всегда, чего уж там, завидовал... Мог и вирус свиснуть, не удержаться... Просто из-за профессиональных комплексов... А с другой стороны,- задумчиво продолжил он, протирая очки полой ленкиной кофты,- этот Архар, "зеленый", как моя тоска... Он, помните, еще в России совершенно сбрендил на почве охраны природы... Спалит мой, то есть Ларискин вирус на газовой горелке, козел, и будет счастлив...

     Меня лично такой вариант абсолютно бы устроил, я даже слегка приободрился, осознав, что в принципе вирус можно спалить на кухне... Но тут Умница, как фигурки с шахматной доски, смел всех подозреваемых:

     - Нет, ребята. Все гораздо проще... и страшнее. Совершенно очевидно, что термос подменил убийца Козюли... Почему? Да потому что это другой термос, не мой. Просто -- такой же. А взять термос можно было только через Козюлин труп. И убийца знал это! Откуда он это знал?! Вот что важно... Понимаете, Козюля была натаскана охранять термос. Она кидалась на все, что приближалось к нему... Я специально подобрал собаку-эпилептика, потому что они зациклены на одном. И зациклил Козюлю на термос... Она, Лена, потому и зубы твоей мамы сгрызла... Она, в общем, долг выполняла. Она была... собакой долга. И умной, и преданной, вы же все видели, правда?.. А, может, у убийцы был сообщник - вор. Или наоборот... И вот что интересно -- значит кто-то все спланировал заранее, пришел с пустым термосом и планом убить Козюлю... А все, между прочим, началось из-за Архара. То есть из-за его долбанной машины с ее долбанной сиреной... Все это очень подозрительно... А у Максика, кстати, аспирант-палестинец был...

     Я уже начал было подозревать собственную тещу - слишком долго она молчала, но старая пифия, сверкая вороньими глазами, тут же торжественно объявила:

     - А я вот што вам шкажу, молодежь! Што это вы вжали шебе жа моду подожревать во вшем ближких людей?!- тут она пронзительно глянула на меня.( А я, когда што-то пропадает, вшегда думаю кто в доме был шужой! А вшера были гружшики... А покажите-ка мне поближе ваш термош, Фимошка... Так я и думала! Это, ижвините, Фима, не ваш термош. Это мой шобштвенный термош, из нашего багажа. Видите вмятину? Это его Боря уронил, когда однажды ношью пришел пьяный. Помнишь, Леношка? Ты тогда была беременная и ошень волновалашь, што он так долго не вожвращаетшя ш опашного жадания... Вы пожволите, ешли я его жаберу? Ведь украли ваш, а не наш...

     Я принес с кухни пачку пакетов для мусора и заставил тещу расстаться с новообретенным имуществом для дактилоскопии. Затем мы долго спорили кто из чего пил и надписывали пакеты со стаканами.

     - Ну!- всплеснула Ирочка руками с окольцованными, как у перелетной птицы, запястьями.- Это же просто настоящий детектив!... А может быть просто пришло время человечеству вымереть. Как одному большому мамонту. И от нас ничего не зависит. Пошли спать, а?..

     Тут моя жена Ленка, видимо, проснулась - она встала посреди комнаты в позе Маяковского на Лубянке и таким же гранитным голосом молвила:

     - Да вы что здесь все... - потом она обвела нас взглядом рожающей коровы и отчеканила.- Я хочу точно знать сколько времени между заражением и...

     - Э,- усмехнулась Софья Моисеевна,- ш "и" мы пока подождем. Термош украли, а не ражбили. Фимошка, и какой у него путь жаражения?

     - Воздушно-капельный, к сожалению.

     - Зато можно не мыть руки перед едой,- ободрил я присутствующих.

     - Юмор у тебя какой-то казарменный, - сказал Умница.- Мне всегда не нравилось, что ты - мент, но теперь хоть ясно для чего. Ты найдешь содержимое термоса.

     - В шобштвенной крови он его найдет,- каркнула теща. -- А шкажите, Фимошка, на какой питательной шреде вше это рошло?

     - На обычной. Агар-агар. А вы, Софья Моисеевна,- приободрился Умница,( должны Боре помочь. Как бывший врач-чумолог. Вы будете его доктор Ватсон. Или даже миссис...

     Как оказалось, Умницу кое-что все-таки затыкает. Например, отвратительно громкий утренний звонок в дверь. С блаженной улыбкой и воплем:

     - Разыграли, сволочи!- Умница кинулся к двери.

     Звонивший выглядел так, что было ясно - он не только уже отхлебнул из термоса, но и понял, что там было. Талит[15] он волочил по полу, как умирающий матадор - мулету.

     - Хорошо, што шеловек ушпел помолитьшя,- констатировала Софья Моисеевна.

     - Вы уже в курсе?!- выкрикнул человек.- И знаете кто?!

     Умница метнулся в мою супружескую спальню и вышел с улыбкой супермена и моим пистолетом наперевес. Гортанно что-то проорав, он приставил дуло к пузу вошедшего. Пузо позеленел и воздел руки.

     - Понимает!- обрадовался Умница.- Боря, это араб. Видимо шпион. Я сразу понял. Религиозные евреи в субботу не звонят, понял, тупая мусульманская морда!

     - Это шошед,- сказала теща.

     -- Шошед?- растерялся Умница.- Это что, идиш?

     - Я сосед!- завыл пузо.- Вы же полицейский, спасите!

     Я легко согласился и спас соседа. И тут же об этом пожалел, потому что сосед стал кидаться на щуплого Умницу и орать, что тот - наемный убийца.

     На фоне выпущенного из китайского термоса джина, страхи соседа казались ничтожными. Пузо был председателем амуты[16], построившей на откосе неподалеку свои фанерные бараки. Собственно, бараками их обозвала бывшая зэка, а ныне моя теща Софья Моисеевна, любуясь Масличной горой с балкона лучшей спальни. Мне же они до тошноты напомнили контейнеры для багажа. Оказалось, что недавно правление в очередной раз сообщило "амутантам" о подорожании. Наиболее несознательные экземпляры тут же грубо обвинили обер-амутанта в воровстве и пообещали прирезать, как последнюю собаку. И в тушке несчастной Козюли он усмотрел "черную метку".

     - Ты что, будешь заниматься этой разборкой в школьном туалете?( возмутился Умница, беспардонно разглядывая конкурента.- Ты обязан сосредоточиться на поисках... ларискиного дерьма! Потому что оно - это сейчас самое важное..,- тут Умница запнулся об остекленевший взгляд Обер-амутанта и упрямо продолжил,- да, самое важное. Для всех нас, для всей страны... и для всего человечества. И не смотрите на меня так!

     Чтобы Обер-амутант действительно ТАК не смотрел, я налил ему стакан водки. И себе. И всем тоже. После этого мне стало совершенно ясно, что это все слишком смахивает на балаган, чтобы быть правдой. И если кому-то и надо бы было просигнализировать компетентным органам о нависшей над человечеством вирусной угрозе, то почему это должен делать именно я - пьяный, в отпуске, с плохим ивритом и не очень-то в эту опасность верящий, да еще и в субботу...
4. Кос кафе[17].


     Спал я крепко. Еще в Афгане я придумал себе одиннадцатую заповедь: "Не планируй", потому что с теми, кто планировал, часто заканчивалось не так. В ближайшие сутки ничего воздушно-капельного нам не угрожало, вот я и спал, пока Ленка не разбудила:

     - ...помог, а то неудобно. Умница не знает, где Козюлю похоронить... Вставай, а?!

     -- Пусть купит участок на Масличной горе!- рявкнул я и попытался уснуть.

    

... ... ...
Продолжение ""Ахматовская культура" или "Не ложи мне на уши пасту!"" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 "Ахматовская культура" или "Не ложи мне на уши пасту!"
показать все


Анекдот 
Сейчас не всегда понятно или девушка обиделась и надула губы или это ботекс.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100