Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Тендряков, Владимир - Тендряков - Не ко двору

Проза и поэзия >> Русская современная проза >> См. также >> Тендряков, Владимир
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Владимир Тендряков. Не ко двору

---------------------------------------------------------------

Тендряков Владимир Федорович (1923-1984)

Собр.соч., т.1, Повести, М., "Художественная литература", 1978

OCR и вычитка: Александр Белоусенко (belousenko@yahoo.com)

---------------------------------------------------------------



     Повесть
1


     С неделю стояла оттепель. Но подул еле приметный ветерок - окаменели размякнувшие было сугробы, ночи вызвездились, снег под луной усеяли крупные искры, зеленыe, как голодный блеск волчьих глаз.

     В самую глухую пору, в два часа ночи, в селе ни души. Попрятались собаки, старик сторож зашел домой почаевать и, верно, прикорнул, не раздеваясь, у печи. Сияют облитые луной снежные крыши, деревья стоят, как голубой дым, застывший на полпути к темному небу. Красиво, пусто, жутковато в селе.

     Но в одном доме во всех окнах свет, качаются тени, приглушенные голоса доносятся сквозь двойные рамы.

     Хлопнула дверь, по крыльцу, неловко нащупывая ногами ступеньки, спустился на утоптанный снег старик, качнувшись, схватился за столбик, постояв, запел скрипуче:

     Когда б имел златые горы...

     Испугался тишины, замолчал и, покачиваясь, стал оглядываться на крыльцо. В сенцах со звоном упало порожнее ведро, распахнулась дверь, и на освещенный двор вывалились люди. Завизжал под валенками снег.

     - Дед Игнат! Игнат! Эй!

     - Не кричи, он тут. Вон стоит, ныряет.

     - Тяжелу бражку Ивановна сварила.

     - Ты и рад - набрался.

     Хмельные голоса нарушили тишину, исчезла таинственность.

     С крыльца, прижавшись друг к другу под одним полушубком, провожали гостей парень и девушка. Парень деловито наставлял:

     - Старика-то домой доставьте. Как бы ненароком на улице спать не пристроился. Пусть бы у нас до утра оставался.

     - Я... Ни в жизнь... Я сам-мос-тоятельный!..

     - Ладно уж, ладно. Пошли, дед. Еще раз - ладу да миру вам в жизни!

     - Дитя в люльку поскорее...

     Звонкий скрип шагов смолк, где-то за домами вознесся снова было голос старика: "Когда б имел..." - и оборвался. Опять красиво, пусто, жутковато в селе.

     - Все, Стеша... Значит, жить начинаем,- произнес парень.

     Она плотнее прижалась под полушубком теплым, нетерпеливо и тревожно вздрагивающим телом.

     Свадьба была немноголюдной и нешумливой, гости не засиделись до утра.
2


     Бригадир тракторной бригады Федор Соловейков имел легкий характер - любил позубоскалить, любил сплясать, любил на досуге схватиться с кем-либо из ребят, дюжих трактористов, "за пояски". Высокий, гибкий, с курчавящимся белобрысым чубом, он был ловок и плясать, и бороться, и ухаживать за девчатами.

     В селе Хромцово, где работала его бригада, он в один вечер провожал учительницу Зою Александровну под сосновый бор к школе, в другой - сельсоветскую секретаршу Галину Злобину на край села, к дому, по крышу затянутому хмелем. Но что бы сказали обе, если б узнали, что в МТС недавно прибывшая из института агрономша каждый раз, как приезжает бригадир Соловейков, надевает глухое, до подбородка, платье и, встречаясь, словно невзначай, роняет:

     - Федор, у вас талант. Пойдемте сегодня в Дом культуры на репетицию.

     И у Федора в эту минуту в самом деле появлялась любовь к своему таланту, он шел на репетицию, отплясывал там "цыганочку", а если репетиции не случалось, охотно соглашался сходить в кино.

     Но вот, как выразился шофер хромцовского колхоза Вася Любимов, по прозвищу "Золота-дорога", Федор "сел всей рамой".

     В Хромцове, в начале зимы, по первому снегу был свой праздник. Назывался он по старинке "домолотками", праздновался по-новому: говорились торжественные речи, выступала самодеятельность, тут же в колхозном клубе раздвигали стулья, выставляли столы, разумеется, выпивали, а потом ночь напролет молодежь танцевала.

     На эти танцы приходили парни и девушки километров за пятнадцать из сел и починков. Начиналось все чинно, кончалось шумно. Радиолу отодвигали, в угол садился Петя Рыжиков с баяном, и стекла звенели от местной "топотухи". Федор плясал немного и всегда после того, как его хорошенько попросят, но уж зато старался, долго потом ходили о его пляске разговоры.

     Из села Сухоблиново, что стоит за рекой Чухной и отходит к соседнему Кайгородищенскому району, пришел на танцы знакомый лишь одному шоферу Васе Золота-дорога тракторист Чижов. Пришел не один, привел девушку. В голубом шелковом платье, медлительная, белолицая, с высокой грудью, подбородок надменно вздернут - обидно было видеть ее рядом с большеголовым, скуластым и низкорослым Чижовым. Федор на этот раз долго не ломался, когда его просили выйти и сплясать. Где с присвистом, где с лихим перестуком, где вприсядку оторвал он "русского" и ударил перед гостьей в голубом платье. Та ленивенькой, плавной походкой, так что лежавшая вдоль спины коса не шелохнулась, прошла по кругу и снова встала около Чижова.

     Начались танцы, и Федор пошел к ней.

     Глаза у нее были выпуклые голубые, ресницы длинные, щеки, еще на улице обожженные холодком, малиново горели румянцем. Федор все время отводил взгляд от белой нежной ямки под горлом в разрезе платья. Но пока он танцевал, как ни странно, все время где-то рядом держался легкий махорочный запах.

     - У вас на Сухоблинове все кавалеры такие? - насмешливым шепотом спросил он, кивая на Чижова.

     - Какие - такие?

     - Да вроде бы неоткормленные. Может, промеж нас, хромцовских, кого повидней выберете?

     Та в ответ улыбнулась одними глазами и сразу же спохватилась, строго смахнула улыбку ресницами.

     - Разве вас, что ли?

     - А разве не подхожу?

     И все же после танца она не отошла к Чижову, осталась с Федором, как бы невзначай. Стояла она рядом спокойная, невозмутимая, видно, не сомневалась нисколько, что Федору приятно быть с ней. А ему и в самом деле было приятно, весь вечер не отходил от гостьи.

     Чижов, забившись в угол, смотрел исподлобья, Федор не обращал на него никакого внимания и не смущался. Пусть себе смотрит - ее воля, она решит, она выберет.

     ...Бесшумно падал крупный снег, ложился на пуховый платок, на плечи Стешиной шубки. Федор прижимал к себе ее локоть. Путь был не близкий, шли в ногу торопливым широким шагом, молчали. Она с достоинством умела молчать, и обычные шутки как-то не клеились у Федора, легкая непривычная робость охватила его... В пяти метрах ничего нельзя было разглядеть, лишь в черном воздухе - сплошной ленивый поток белых хлопьев. Из-за пушистого снега на дороге не слышно было даже своих шагов. И баянист Петя Рыжиков, освещенный неярко зал, шум, крики, смех - казалось, все это снилось, нет ничего, только они вдвоем живут на тихой, засыпанной снегом земле. И им не страшно, а приятно - вдвоем, не в одиночку, что еще надо?..

     Федор проводил Стешу до села. Прощаясь, притянул ее к себе и поцеловал наудачу, пониже глаза в холодную щеку. В свежем, снежном воздухе снова на него пахнуло залежавшимся листом махорки, но и этот запах был приятен сейчас - обжитое, домашнее, крестьянское тепло напоминал он.

     Галина Злобина и учительница Зоя Александровна помирились. Ссориться стало не из-за чего - как ту, так и другую перестал провожать по вечерам Федор. Он через день бегал теперь за двенадцать километров в Сухоблиново.

     С Галиной, с Зоей, с агрономшей из МТС - все это шуточки, не настоящее. Хотелось сойтись с такой девчонкой, чтоб сердце болело, чтоб кровь сохла!

     А Стеша всегда встречала ровно - в мягких, теплых ладонях задерживала его руку, из-под полуопущенных век глядела ласково, словно бы говорила спокойно: "Никуда ты, милый, от меня не уйдешь. Тебе хорошо со мной, я это знаю, ну и мне хорошо, скрывать незачем..."

     Как-то даже пожаловался Федор дружку Васе Золота-дорога: "Хороша девка, да пресновата чуток, молчит все". Пожаловался, опомнился и с неделю в душе горел от стыда, клял себя, боялся, как бы ненароком эти слова не долетели до Стеши. И сердце особо вроде бы не болело, и кровь не сохла, а и дня не прожить без Стеши - трудно! Тянет к ней, к ее теплым рукам, к спокойным глазам. Через день бегал - двадцать четыре километра - туда и обратно.

     Стеша жила на окраине села в пятистенке, раздавшемся в ширину, работала приемщицей на маслозаводе. Ее родители при первой встрече понравились Федору.

     Отец, костлявый, крепкий старик со свислыми усами и большим хрящеватым носом, опустив заскорузлую от мозолей ладонь на стол, как-то раз заговорил:

     - По старинке-то мне вроде бы не с лица начинать. Но нынче на то не смотрят. Слушай, парень... Ты частенько к нашей Степаниде запоглядывал. Что ж, у нас со старухой возражений нету. Бога гневить нечего, мы, сравнить с остальными, в достатке живем. Видишь, дом у нас какой? Пустует наполовину. Переезжай к нам. Одним-то двором способнее жить.

     Стеша сидела тут же, стыдливо и горячо краснела, молчала. Мать ее, старушка с мягким, полным лицом, с добрыми морщинками вокруг голубых, как у дочери, глаз, покачала ласково головой.

     - Перебирайся-ко, перебирайся, так-то, ладнее будет. Сыновьями бог нас не наградил. Заместо сына нам будешь. Федор на улице жаловался Стеше:

     - Жалко мне колхоз и свою МТС бросать. Работал трактористом, теперь бригадиром, сжился я с ними.

     - Мне-то с домом расставаться жальчее,- ответила Стеша.- И здесь тебе работа найдется. Не хватает трактористов, тем же бригадиром тебя поставят.

     Федор жил как и большинство ребят-трактористов его возраста. При ремонте снимал комнатку близ МТС, во время же полевых работ столовался и ночевал у дальнего родственника, хромцовского кузнеца Кузьмы Мохова.

     Отец у Федора умер семь лет тому назад. Мать живет в глухой лесной деревушке Заосичье, километрах в сорока от Хромцова. Она хоть и стара, но ходит еще на колхозные работы: то расстилает лен, то в сенокосную горячку загребает сено на ближайших лугах. Работает не от нужды - хорошо помогает старший сын, горный инженер из Воркуты,- просто скучно сидеть сложа руки, велико ли старушечье хозяйство - коза да полоска картошки.

     Каждый месяц Федор, купив баранок, сахару, чаю, навещал мать. Он привозил ей дров, разделывал их, обкладывал избу высокими поленницами, подкашивал сена козе.

     - Договорись-ко, родной, со своим начальством,- уговаривала его мать,- пусть в наш колхоз тебя переведут.

     Но этого-то как раз и не хотелось самому Федору. Он тракторист, здесь поля лесные, тесные, машины обычно не столько работают, сколько простаивают, охота ли после хромцовских земель на таких задворках сидеть. Матери же отвечал просто: "Не отпускают". Объясни все - может и обидеться.

     Теперь придется с насиженного места уходить. Не везти же Стешу в Заосичье к матери, если самому там жить не хочется. Не к Кузьме же Мохову?.. Можно бы и свой дом поставить, колхоз поможет, но это не сразу... Согласится ли Стеша год, а то и два по чужим углам скитаться?.. Федор решил переезжать.

     Все знакомые ребята работали в мастерских на ремонте. Никто не приехал на приглашение Федора. Не приехала и мать. Хромцовский председатель обижался на Федора за то, что "ушел на чужую сторону", просить же в незнакомом колхозе лошадь Федору не хотелось, да и не дали бы - много лошадей работало на лесозаготовках, а ехать на попутных грузовиках по морозу шестидесятипятилетней старухе нечего было и думать. Через вторые руки получил от нее Федор банку меду, четверть браги да для невестки шелковую шаль, хранившуюся, верно, лет десять для подобного случая. По почте пришло письмо с родительской просьбой сразу же после свадьбы "сняться вместе с невестушкой на карточку и прислать домой"...

     На свадьбе пили, ели, кричали "горько" несколько сухоблинцев, пожилых, степенных, сидевших с женами. Одиночкой держался лишь старик Игнат. Его жена, председатель здешнего колхоза, не пришла, хотя и была приглашена.

     И стол был богат, и выпивка хороша, а шуму мало. Приходил народ, толкался в дверях, но не много и не долго: Дольше всех виснули ребятишки под окнами. Но и их позднее время да мороз заставили убраться домой.

     Федор даже не сплясал на своей свадьбе.
3


     Принято считать: семья начинается свадьбой и отметкой в загсе. Прописались, отпраздновали, поцеловались под крики "горько" - и вот вам наутро новая семья в два человека.

     Федор никогда бы не мог подумать раньше, что по-настоящему-то семья начинается с такой простой вещи, как уют. Ни о сундуках, ни о занавесках, ни о горшках для супа ни Федор, ни Стеша не только не говорили при встречах, а даже простое упоминание посчитали бы обидным для себя. Была она - будущая жена, был он - будущий муж, и больше ничего знать не хотели другого. Так чувствовали себя до свадьбы. Так чувствовали во время свадьбы. Утром, проснувшись после свадьбы, они еще продолжали жить этим чувством. Но надо было устраиваться, и не на время, не на год, не на два - постоянно, навечно... Надо было начинать жить сообща! Молодым отвели половину избы.

     В сенцах на то место, где когда-то, в незапамятные для Стеши и Федора доколхозные времена, висели хомуты, приспособили до лета на вбитых в стену колышках велосипед Федора. Его радиоприемник "Колхозник" поставили на стол. Целых полдня Федор уминал на крыше снег, поднимал антенну.

     В собственность Стеши перешел огромный сундук, потемневший, весь оплетенный полосами железа, с широкой, жадной скважиной для ключа, воистину дедовское хранилище хозяйского добра, основа дома в былые годы. Со ржавым, недовольным скрипом он распахнул перед молодой хозяйкой свои сокровища и сразу же заполнил комнату тяжелым запахом табака, овчин, залежавшегося пыльного сукна.

     В сундуке на самом верху лежали модные туфли на высоких каблуках и то голубое шелковое платье, в котором Федор впервые встретил Стешу на празднике в Хромцове. Тот махорочный запах, запах семейного сундука, принесла тогда Стеша на танцы вместе с нарядным платьем.

     За модным платьем и модными туфлями были вынуты хромовые полусапожки, тоже модные, только мода на них отошла в деревне лет десять тому назад - каблучки невысокие, носок острый, голенища длинные на отворот. За сапожками появилась женская, весом в пуд, не меньше, шуба, крытая сукном, с полами колоколом, со складками без числа. В детстве Федор слышал - такие шубы прозывались "сорок мучеников". Платья с вышивками, платья без вышивок, сарафаны, полушубок дубленый, полушубок крытый - вместительны старинные деревенские сундуки! Из самого низу были подняты домотканые, яркие, в красную, желтую, синюю полосу, паневы.

     Все это добро было развешано во дворе, и Стеша, в стареньком платьице, из которого выпирало ее молодое, упругое тело, придерживая одной рукой полушалок на плечах, с палкой в другой, азартно выбивала залежавшуюся пыль и табачный дух. Алевтина Ивановна, теща Федора, помогала ей.

     - Не шибко, голубица, легчей. Сукнецо кабы не лопнуло,- наставляла она.

     Старик тесть вышел на крыльцо, долго стоял, покусывая кончики усов. Под сумрачными бровями маленькие выцветшие глаза его теплились удовольствием. А Федор удивлялся и наконец не выдержал.

     - На что они нам? - указал он на цветистые паневы, разбросанные по изгороди.- С такой радугой по подолу в село не выйдешь - собаки сбесятся... Вы бы все это себе лучше взяли, продали при случае.

     - Чем богаты, тем и рады. Другого добра не имеем. Ваше дело, хоть выбросьте.- У старика сердитые пятна выступили на острых скулах.

     - Зачем же бросать? Можно и в район, в Дом культуры сдать, все польза - купчих играть в таких сарафанах.

     - Ты, ласковый, не наживал это, чтоб раздаривать,- обидчиво заметила теща.- Паневки-то бабки моей, мне от матери отошли. Нынче такого рукоделья не найдешь. Польза?.. А кому польза-то?.. Купчих играть отдай! Ой, гляди, Стешка, как бы твой муженек с отдаванием этим по миру тебя не пустил.

     - Да полно тебе, шутит он,- заступилась Стеша.- Места не пролежит, сгодится еще.

     Деловитая заботливость слышалась в ее голосе.

     - Золото тебе жена попалась, золото. Хозяй-ствен-ен-ная! - пропела теща.

     И в голосе тещи, и в морщинистом лице тестя Федор заметил легкую обиду. Маленькое недовольство, неприметное, через минуту забудется, но все ж, видать, неприятность, и, должно быть, уже семейная.

     К вечеру все было на своих местах. Свежо пахло от чисто вымытых Стешей полов. На столе простенькая белая скатерка. Есть и другая скатерть, с бахромой и цветами, но та, знал Федор, спрятана до праздника. На скатерти поблескивает желтым лаком приемник, на окнах тюлевые занавесочки, на подоконнике - горшок с недоростком фикусом, принесенный из половины родителей. Угрюмый сундук покрыт веселым половичком. Лампа горит под самодельным бумажным колпаком - надо купить абажур, обязательно зеленый сверху, белый понизу... Когда Федор разделся и пригляделся ко всему, его охватила покойная радость. Вот она и началась - семейная жизнь! Приемник, лампа, белая скатерть - пустяки, а что ни говори, без этого нельзя жить по-семейному. Не холостяцкое страдание, семья - свое гнездышко!

     На кровати, в одной ночной рубахе, распустив волнами по груди волосы, выставив полное белое плечо, сидела и, морщась, причесывалась Стеша. Близкой, как и все кругом, какой-то уютной показалась она сейчас ему. Он подошел, обнял, но она, еще вчера вздрагивавшая от его прикосновения, сейчас спокойно отстранилась.

     - Обожди... Уж не терпится. Гребень сломаешь. И это Федора не обидело, не удивило: семья же, а в семье все привычно.
4


     Молва о бригадире Соловейкове дошла до Кайгородищенской МТС. Сам директор решил свести Федора к тракторам. Ожидая у дверей, пока директор освободится, Федор слышал в кабинете разговор о себе.

     - А как это он к нам надумал?

     - Женился на сухоблиновской, к жене переехал.

     - Ай, спасибо девке! Подарила нам работника. Директор Анастас Павлович был осанистый, голос у него густой, начальственный, походка неторопливая, но держался он с Федором запросто. Сразу же стал звать ласково Федей, проходя по измятому гусеницами огромному эмтээсовскому двору, разоткровенничался:

     - Помнится, Федя, жил у нас в деревне, когда я еще мальчонкой был, один мужичок. "Кукушонок" - прозвище. У этого Кукушонка, бывало, спрашивали: "Почему, друг, лошадь у тебя откормленная, а сбруя веревочная? Но из самых бедных, справь, поднатужься". У него один ответ: "Живет и так. От ременной справы лошадь не потянет шибче". Вот и наша МТС пока что на Кукушонково хозяйство смахивает. Гляди, какие лошадки,- директор провел рукой по выстроившимся в ряд гусеничным тракторам,- а справа к ним - Кукушонкова, тяп-ляп понастроено: живет, мол, и так. Навесов поставить не можем, мастерские на живую нитку сколочены. Ты - комсомолец, парень не из пугливых, потому и говорю... По глазам вижу тебя. Был бы только народ настоящий, поживем - оперимся...

     Кирпичный домик, смахивающий на сельскую кузницу, в распахнутых дверях которого, в темноте, вспыхивал зеленый огонь сварки. Тут же два других дома, длинных, безликих - конюшни не конюшни, сараи не сараи,- должно быть, мастерские. За ними бок о бок шеренгой самоходные комбайны, красные и голубые горделивые машины, выше колес занесенные снегом.

     "Кукушонково хозяйство... Эх, так-то вот променял ты, Федор, сокола на кукушку. Не раз, видно, вспомянуть придется свою МТС".

     - Я, брат, сам новичок тут,- бодро продолжал директор.- Всего месяц назад принял... И вовсе никакой не было заботы о рабочих. А я так думаю: раз ты руководитель, то для специалистов хоть с себя рубашку последнюю не жалей!.. Выручат.

     "Да ладно уж, не умасливай, не сбегу",- невесело думал Федор.

     - Вот и тракторы твои. Вот и твой тракторист. Чижов, это бригадир новый, прошу любить и жаловать. Соловейков - слышал, верно, такую фамилию? Ну, знакомьтесь, знакомьтесь, не буду мешать.

     Директор ушел, крепко пожав Федору руку. Чижов сразу же отвернулся, заелозил ветошью по капоту. Федор знал - Чижов, у которого он, считай, отбил Стешу, работает в этой МТС, но как-то и в голову не приходило раньше, что они могут встретиться, могут работать вместо Просто перешагнул тогда через него и забыл.

     - Эй, друг, знакомятся-то не задом...

     - Чего тебе? - повернулся мрачно Чижов.

     - Только и всего. Здравствуй, будем знакомы. Чижов секунду-другую искоса глядел на протянутую руку, потом с неохотой, вяло пожал.

     - Ну, здорово.

     - Давай, друг, без "ну", я вежливость люблю.

     - Так чего и разговариваешь с невежливым? - Чижов снова взялся за тряпку.

     - Нужда заставляет. Работать-то вместе придется. Вот что, повернись-ка да доложи толком: как с ремонтом?

     Чижов и повернулся и не повернулся, встал бочком, уставился в сторону, в крыши мастерских.

     - Знаем мы таких командиров, которые на готовенькое-то любят.

     - На готовенькое? Значит, кончен ремонт? Выходит, ты у чужого трактора копаешься?

     - Два трактора кончили. Вот этот остался. Всего и делов-то.

     - Да, делов не много. Зима проходит, март на носу, два трактора отремонтировали, один не тронут. Могло быть и хуже.

     - Знаем мы таких быстрых.

     - Заправлен?

     - Заправлен. В разборочную нужно.

     - Так поехали, заводи. Чижов промолчал.

     - Иль завести не можешь? Дай-ка попробую.

     Федор осторожно плечом отстранил Чижова, положил ладонь на отполированную ручку и привычно, всем телом налег. Мотор засопел, вразброд раз-другой фыркнул и смолк. Федор вопросительно уставился на Чижова.

     - Понял? В чем загвоздка?

     - Тебе видней, ты начальство.

     - И это верно. Скинь капот.

     Чижов, нарочно как можно медленнее, повиновался. Федор заглянул в мотор и присвистнул.

     - Нет, брат! Я тракторист, а не трубочист. Прежде чем в разборочную вести, очисти, чтоб блестел мотор, как у старого деда лысина. Слышал?.. Я спрашиваю: слышал?

     - Ну, слышал.

     - Делай!

     Федор сунул руки в карманы и, присвистывая небрежно "Во саду ли, в огороде...", не оглядываясь, пошел прочь.

     В МТС у него других дел не было, но Федор минут сорок добросовестно прошатался, заглянул в мастерские, в контору, полюбезничал там с секретарем-машинисткой Машенькой, девушкой с розовым крупным лицом, бусами на белой шее, с льняными кудряшками шестимесячной завивки.

     Вернулся. Трактор стоял сиротливо, с задранным капотом. Мотор как был - грязный, ветошь брошена на закипевшие ржавчиной гусеницы.

     Он нашел Чижова в мастерской, в темном закутке, у точильного станка, около печки-времянки. Тот встретил исподлобья, нелюдимым взглядом. Федор молча присел, закурил не торопясь, произнес негромко и серьезно:

     - Что ж, будем волками жить?

     - Чего ты ко мне пристал? Чего тебе надо? Посидеть нельзя спокойно, и сюда приперся!

     - Не шуми. Не день нам с тобой работать вместе, не неделю - все время. Хошь или нет, а старое забыть придется. Нянчиться я с тобой не буду, это ты запомни. Не хвалясь скажу: не таких, как ты, выхаживал.

     Сидели они рядышком, говорили негромко, мимо ходили люди, никто не обращал внимания. Со стороны казалось - с воли дружки пришли отдохнуть, перекурить да погреться.

     - Нет тебе расчета на меня косо смотреть. Нет расчета...

     - Не пугай, не боюсь.

     - Я и не пугаю. Дотолковатъся по-человечески с тобой хочу.

     Из аккумуляторной, задевая полами распахнутого пальто за станины, прошел директор, оглянулся на присевших у огонька, улыбнулся, как старым знакомым.

     - Греемся? Подружились уже?

     - Водой не разольешь,- ответил Федор.

     - Ну, ну, грейтесь, ребятки, да за дело... Директор ушел. Федор бросил окурок в печь и поднялся.

     - Пошли.

     Глядя в пол, Чижов встал.
5


     На окраине села Кайгородище, рядом с усадьбой МТС, стояло здание бывшей школы. Оно было построено еще в годы, когда начинался поход за ликвидацию неграмотности в деревне. Тот, кто строил эту школу, считал, верно, что детям нужно больше солнца, больше воздуха, дети должны жить среди зелени. Окна в школе были огромные, потолки очень высокие, а сама школа стояла далеко за селом, среди поля. Но этот строитель не учел такой житейской мелочи, как печи. В классах с огромными окнами и высокими потолками были поставлены маленькие круглые печки с дверками, как кошачий лаз. Летом, при солнце, бьющем сквозь обширные окна, стояла жара, зимой - холод. Да и малышам было тяжело ходить за село по занесенному снегом полю. Учителя, работники роно кляли строителя до тех пор, пока в центре села не поставили двухэтажное здание десятилетки с обычными окнами, с обычными потолками, с хорошими печами. А старую школу передали МТС. Половину ее переоборудовали под квартиры директора и старшего механика, в другой половине устроили общежитие для трактористов.

     С обеих сторон вдоль стен бывшего класса шли широкие, лоснящиеся от масла нары. На самой середине стояла бочка из-под горючего, превращенная в печку-времянку. От нее вдоль потолка тянулась черная железная труба. На нарах лежали новенькие, всего несколько дней назад приобретенные матрасы. Для подушек пока по приказу директора закупали перо.

     Весь день Федор ни разу не вспомнил ни о Стеше, ни о доме. Но когда он, примостив под голову свой полушубок, лег, уставился на железную трубу, бросавшую при свете электрической лампочки ломаную тень на стены и потолок, то с тоской подумал, что сегодня только понедельник. Пять дней до воскресенья, пять дней не бывать дома, не видеть Стешу!

     За мокрыми стеклами широких окон стояла черная ночь. В одном углу пиликала гармошка. Гармонист разводит одно и то же: "Отвори да затвори..." У столика ужинают трактористы, разливая по кружкам кипяток из прокопченного чайника. А Стеша, верно, сидит сейчас на койке, морщась расчесывает густые волосы - одна в комнате... И пестрый половичок на сундуке, и стол под белой скатеркой, и приемник - вспомнился недорогой уют, свое гнездышко, освещенное пятнадцатилинейной лампой. "Абажур надо купить завтра, по магазинам поискать. Не поскупиться, подороже который..."

     Но на следующий день он так и не сбегал в магазин, не купил. Пришли из деревень еще трое трактористов его бригады. Разобрали мотор, Федор присматривался к ребятам. Забыть про абажур не забыл, а все было некогда, все откладывал.

     Чижов молчал, не поднимал глаз, но не перечил, слушался.

     Трактор КД, или, как звали в обиходе, "кадушечка", был хоть и подзапущен, но новый, не проходивший по полям и года. Ремонт пустяковый: подчистить, отрегулировать, сменить вкладыши...

     Угрюмость Чижова, кругом еще плохо знакомые люди, все одно к одному - домой бы! Успокоиться, а там можно обратно, не сиднем же сидеть подле жены...

     - Товарищ Соловейков!

     Пряча в беличий воротник подбородок, стояла за спиной Машенька-секретарша.

     - Идите в контору.

     - За вами, Машенька, хоть на край света.

     - Пожалуйста, без шуточек. Вас жена ждет.-Машенька дернула плечом и отвернулась,

     В новых валенках, в новом, необмятом полушубке, и пуховом платке, из-под которого выглядывал матово-белый нос и краешки румянца на щеках, сидела в конторе Стеша.

     При людях они поздоровались сдержанно.

     - У нас с маслозавода машина пришла, так я с ней...- Стеша боялась оглянуться по сторонам.

     - С чем машина-то? - серьезно, словно это ему было очень важно знать, спросил Федор.

     - Да ни с чем, пустая, тару нам привозила... Они вышли из конторы, и Стеша тяжело привалилась к его плечу.

     - Федюшка, скучно мне одной-то... Только ведь поженились, а ты сбежал. Работа-то тебе, видать, дороже жены.

     - Сам воскресенья не дождусь. Ты хоть дома, а я на стороне...

     - Отпроситься нельзя ли на недельку? Сорвался, поторопился, пожить бы надо.

     Добротная, широкая, теплая какая-то, она глядела на него снизу вверх, и не было в ее взгляде прежней девичьей уверенности: "Никуда не уйдешь, тебе хорошо со мной..." Вот ушел, тревожится, может,- даже думает: не загулял ли на стороне, характер соловейковский ненадежный. Обнять бы, прижаться, в ресницы пугливые расцеловать - нельзя, день на дворе, народ кругом.

     "Верно, Стешка, верно. Рано сорвался, пожить бы надо!"

     Целый час они ходили по эмтээсовскому двору, говорили об абажуре на лампу, о том, что заболел подсвинок, плохо стал есть... Говорили о пустяках.

     Вечером Федор сидел в кабинете директора и доказывал, что надо съездить на недельку домой.

     - Молодая ждет? - понимающе подмигнул директор.

     - Молодая не молодая, а ремонт-то кончаем, делать мне здесь вроде и нечего.

     - Мeтил я тебя над шибановской бригадой шефом поставить. Ты ведь почти на готовенькое пришел. Тракторы в твоей бригаде новые.

     - Анастас Павлович!..

     - Да уж ладно, знаю. Поедешь домой, только не на отдых. Ты знаком с сухоблиновским председателем?

     - С теткой Варварой? Слышал много раз про нее, но но встречался пока.

    

... ... ...
Продолжение "Не ко двору" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Не ко двору
показать все


Анекдот 
- Если допустить свободные выборы, к власти могут прийти воры и негодяи!
- А если не допустить, они у власти останутся!
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100