Калининградская область - особая экономическая зона

1. Особый регион России

Калининградская область во многих отношениях отличается от других российских регионов. Прежде всего, она сформировалась как область переселенческая. В экономико-географической литературе существует термин “страны переселенческого капитализма”. В этом смысле область можно назвать “регион переселенческого социализма” со всеми присущими ему плюсами и минусами.

Заселение будущей области переселенцами из других регионов СССР началось уже в 1945 г. Наркомбумпром направил сюда группы ученых, инженеров и других специалистов для восстановления целлюлозно-бумажной промышленности. В августе 1946 г. по постановлению правительства началось массовое заселение области. Проводилось оно на добровольной основе. Уже в начале 1948 г. прибывшее население области составляло 380,2 тыс. человек. Основная масса переселенцев прибыла из России (области Центрального, Центрально-Черноземного, Волго-Вятского и Поволжского экономических районов), а также из Белорусской ССР. Сформировалось население, в котором численно преобладают русские (77,9% на 1 января 1996 г.), всего сейчас в области насчитывается около 100 национальностей и народностей.

Через год с небольшим после начала переселения советских граждан в Калининградскую область, 11 октября 1947 г., И.В. Сталин подписал секретное Постановление Совета Министров СССР “О переселении немцев из Калининградской области РСФСР в Советскую зону оккупации в Германии”. Во исполнение этого и последующего Постановления от 15 февраля 1948 г. в октябре 1947 - мае 1951 гг. из области было выселено немецких граждан 102494 (абсолютное большинство - в 1947-1948 гг.).

Почти две трети нынешних калининградцев родилось на этой земле. Растет уже третье поколение коренных жителей области. Постепенно (по крайней мере, в образованных слоях населения) уходит в прошлое тщательно культивировавшееся прежней властью представление о регионе как об освоенном советским народом “с нуля”, не имеющем предыстории. Сознавая себя частью российского народа, многие калининградцы стремятся возродить и органично вплести в культурную жизнь области духовное наследие живших здесь народов (немцев, литовцев, поляков...). Область перестает быть областью “переселенцев”. Постепенно и нелегко идет становление граждан, обладающих как региональным самосознанием, так и чувством принадлежности к России.

После выселения немцев Калининградская область оказалась надолго закрытой для иностранцев. Во многом такое положение было обусловлено стратегическим значением области как места базирования Балтийского флота ВМФ СССР и сухопутных и воздушных сил, относящихся к так называемому “второму эшелону”. В 1956 г. Балтийск сменил Кронштадт в качестве главной базы Дважды Краснознаменного Балтийского флота. В 1950-е гг. переместился в Калининград и штаб флота. “Гарнизонный” характер наложил свой отпечаток на развитие Калининградской области, но все же распространенные за рубежом представления о регионе как об одном “большом гарнизоне”, “крепости” и т.д. являются преувеличенными.

Наряду с военным вторым ключевым элементом экономики Калининградской области стал рыбопромышленный комплекс, третий по величине в бывшем Советском Союзе (после Владивостока и Мурманска). О нем уже говорилось выше. В Восточной Пруссии океанического рыболовства не было. Калининградские же рыбаки отправились в первую дальнюю экспедицию к берегам Исландии уже в июне 1948 г. До распада СССР Калининградская область поставляла в Россию почти столько же рыбопродуктов, сколько все три Прибалтийские республики вместе взятые. Сложился мощный рыбопромышленный комплекс, в котором трудился каждый десятый занятый в хозяйстве Калининградской области и почти 40% от общего числа работающих в промышленности. Остальные отрасли специализации - военное и гражданское машиностроение, не входящее в рыбопромышленный комплекс, целлюлозно-бумажная промышленность, агропромышленный комплекс - имели меньшее значение.

Итак, до распада СССР Калининградская область отличалась от других регионов России:

- переселенческим характером населения;

- “гарнизонным” характером региона;

- доминированием в экономике рыбопромышленного комплекса.

Однако эти отличия не были столь уж существенными. В конце концов за счет переселения после 1945 г. сформировалось население Курил и Южного Сахалина. Высокой концентрацией войск и развитым рыбопромышленным комплексом отличаются, к примеру, Мурманская область и Приморский край. И тут мы подходим к главному фактору, определяющему своеобразие Калининградской области РФ, - ее политико-географическому (геополитическому) положению.

До поры до времени этот фактор не играл существенной роли. Область развивалась в составе союзного государства, входя вместе с Литвой, Латвией и Эстонией в Прибалтийский экономический район. Балтийский флот базировался как в Калининградской, так и в Ленинградской областях и во всех трех Прибалтийских республиках. Сухопутные войска входили в состав Прибалтийского военного округа со штабом в Риге. Жители региона не чувствовали своей оторванности от основной части РСФСР, так как существовал свободный транзит через соседние союзные республики, которые в силу тогдашнего господствующего менталитета рассматривались как, пусть и несколько своеобразные, но такие же “советские” земли. В то же время регион в общественном сознании воспринимался как “самая западная точка России”, “самый западный гарнизон”, своего рода тупик на дороге, ведущей на Запад. Отношения с польскими соседями сводились к символическим мероприятиям: обмену делегациями, встречам на границе, Дням дружбы и т.п., о контактах с ФРГ и Скандинавскими странами практически не могло быть и речи. Жизнь за границей, кроме начальства и небольших групп тщательно отбираемых туристов, могли видеть только члены экипажей рыболовных, научных и торговых судов во время кратких заходов в иностранные порты.

Ситуация начала быстро изменяться во второй половине 1980-х гг. В соседней Литве 22-23 октября 1988 г. состоялся учредительный съезд Литовского движения за перестройку “Саюдис”, который поставил задачу восстановления независимости Литвы. На выборах в Верховный Совет, состоявшихся 24 февраля 1990 г., “Саюдис” завоевал большинство мест. 11 марта 1990 г. Верховный Совет Литвы провозгласил независимость республики. И хотя СССР признал независимость Литвы лишь 6 сентября 1991 г., положение Калининградской области де-факто изменилось уже в 1989-1990 гг. Из эксклава РСФСР, отделенного от него территориями республик, входящих в одно федеративное государство, область превратилась в территорию, отделенную от России сначала одним, а затем и несколькими иностранными государствами. Окончательно такое обособление области оформилось с прекращением существования Союза ССР 8 декабря 1991 г.

Обособленное положение Калининградской области по отношению к основной части суверенной России обусловило значительные трудности функционирования хозяйства области, при этом многие внутренние проблемы перешли в ранг международных. Оказались разорванными традиционные связи со странами Балтии - торговые, между предприятиями и т.д. Достаточно привести один характерный пример. Ранее Калининградская область традиционно возила песок в Литву и получала оттуда цементные блоки. После приобретения Литвой независимости приходится платить пошлину сначала за вывозимый песок, потом за ввозимые цементные блоки, что приводит к удорожанию строительства, а в итоге - к спаду в этой отрасли. Область перестала вывозить добываемую нефть для переработки на Мажейкяйский (Литва) и Новополоцкий (Белоруссия) нефтеперерабатывающие заводы и вынуждена направлять ее в Россию. До 80% потребляемой электроэнергии регион получает через соседнюю Литву, что делает область крайне зависимой от состояния российско-литовских отношений и порождает ряд межгосударственных проблем экономического характера.

Но главное даже не в экономических трудностях, а в том, что население области в 1989-1991 гг. осознало, что область действительно является эксклавом России и что события в сопредельных, пока еще советских, республиках имеют к нему (населению) непосредственное отношение. Напомним, что эти события совпали к тому же с объединением Германии, дебатами в российской прессе о создании “Балтийской немецкой республики” на основе переселения в регион большого числа советских немцев и заявлениями некоторых литовских политиков и общественных деятелей, что Калининград - это исконно литовский Каралявичюс, а Калининградская область - “Малая Литва”, колыбель литовской культуры. На картах, публиковавшихся в отечественной печати, Калининград выделялся в качестве одной из зон территориально-этнических конфликтов СССР.

Калининградская область оставалась там же, где и была, но ее геополитическое (политико-географическое) положение начало стремительно меняться. Стало ясно, что регион больше не может существовать в виде закрытой “гарнизонной” территории. Тем более, что окончилась “холодная война”, во многом и породившая такое положение. Надо было реагировать на вызовы трансформирующейся геополитической ситуации. У Москвы долгое время явно “не доходили руки” до области, которая при всех своих проблемах оставалась политически стабильной все годы “перестройки” и не доставляла чрезмерных хлопот центральной власти (в отличие от “горячих точек” или, к примеру, некоторых территориально-национальных образований). Решение следовало искать на месте. И таким решением стала идея свободной экономической зоны (СЭЗ).

2. Концепция СЭЗ “Янтарь”

В бывшем СССР свободные зоны рассматривались как очаги рыночной экономики, чей опыт должен был бы распространяться по стране, и как способ получить дополнительные права в управлении хозяйством для региональных органов власти. Географическое положение Калининградской области способствовало тому, что она стала рассматриваться в качестве потенциально перспективной для организации подобной зоны.

Идея создания СЭЗ в Калининградской области получила дополнительную поддержку благодаря публикациям в российской прессе члена наблюдательного совета “Дойче банка” (ФРГ) В. Кристианса, предложившего создать так называемую “Калининградскую промышленную зону” с особыми инвестиционными и налоговыми льготами для фирм ФРГ и, на более позднем этапе, других государств.

Сам В. Кристианс утверждает, что он еще в начале 1988 г. предложил советскому правительству в качестве далеко идущего российско-немецкого совместного предприятия организовать особую промышленную зону “К” (и “Калининград”, и “Кенигсберг”) с налоговыми и инвестиционными привилегиями.

Разработка идеи СЭЗ, зародившаяся в недрах концепции экономической самостоятельности Калининградской области как одно из ее звеньев, постепенно стала рассматриваться как стратегическое направление развития региона. Облисполкомом была подготовлена записка в вышестоящие органы о целесообразности создания в области особой экономической зоны. Соответствующая поддержка этому в Верховном Совете РСФСР была оказана народным депутатом Ю.С. Маточкиным (в 1991-1996 гг. - глава администрации Калининградской области). Он возглавил и разработку концепции свободной зоны. В итоге 14 июля 1990 г. Верховный Совет РСФСР объявил Калининградскую область (наряду с пятью другими регионами Российской Федерации) зоной свободного предпринимательства (ЗСП).

Основная идея концепции ЗСП заключалась в получении всей областью режима СЭЗ с таможенными льготами (отменой всех видов сборов), льготами по налогообложению совместных и иностранных предприятий, свободным вывозом прибыли для иностранных инвесторов, централизованным финансированием (или налоговым кредитом) для развития зональной инфраструктуры.

Несколько переработанная концепция ЗСП, переименованной в СЭЗ, послужила основой документов, направленных в федеральные органы власти. И уже 3.06.1991 г. Председателем Верховного Совета РСФСР было издано распоряжение “О хозяйственном статусе свободной экономической зоны в Калининградской области”. А Постановление Совета Министров РСФСР от 25.09.1991 г. № 497 утвердило “Положение о свободной экономической зоне в Калининградской области (СЭЗ “Янтарь”)”.

В дальнейшем в областной администрации идея СЭЗ “Янтарь” концептуально не менялась, хотя делались попытки ее конкретизации и доведения до уровня бизнес-плана. Специально созданным администрацией области комитетом по развитию СЭЗ “Янтарь” проводилась работа по рекламе свободной экономической зоны и обоснованию конкретных проектов. К настоящему времени собрано более 100 проектов и предложений от различных предприятий по инвестированию и созданию совместных предприятий. А общее число совместных и иностранных предприятий, зарегистрированных на территории области, превысило 1100. В то же время большинство отраслей хозяйства испытывает серьезные трудности, не выдерживая конкуренции с зарубежными производителями аналогичной продукции на внутриобластном рынке.

Многие трудности и проблемы СЭЗ “Янтарь” обусловлены не только несовершенством ее замысла и воплощения, но и тем, что на протяжении длительного времени положение о зоне полностью или частично игнорировалось различными ведомствами (Государственным таможенным комитетом, Минэкономики, Министерством внешнеэкономических связей, налоговой инспекцией и т.п.). В рамках начавшихся в январе 1992 г. экономических реформ вообще не предусматривалось каких-либо льгот для территорий, объявленных ранее СЭЗ. Для того, чтобы ранее предоставленный области налоговый и таможенный режимы начали хоть как-то работать потребовалось три Указа Президента Российской Федерации (июнь и декабрь 1992 г., декабрь 1993 г.) и два Постановления Правительства РФ (август 1992 г. и май 1994 г.).

Однако Указ Президента РФ от 06.03.1995 г. № 244 об отмене таможенных льгот вновь изъял из механизма СЭЗ ее важнейший инструмент. Он вызвал негативную реакцию администрации области и предпринимателей, рассчитывавших на беспошлинный ввоз и вывоз товаров. Несмотря на предполагаемое возмещение области 75% таможенных сборов, СЭЗ “Янтарь” оказалась в критическом положении. Дело не в объеме изымаемых и возвращаемых средств, а в том, что из “зонального” механизма изъяли важнейшее звено, что поставило под угрозу всю конструкцию.

И хотя ситуация была в основном разрешена с принятием в начале 1996 г. Федерального закона “Об особой экономической зоне в Калининградской области”, но остается вопрос - сможет ли наш регион, оставаясь частью общероссийского экономического и политического пространства, реализовать права, необходимые для самостоятельного оперативного управления своим хозяйством? Достаточно ли этих прав и достаточно ли компетентны региональные власти для такого самоуправления, обеспечивающего интересы и области, и Российской Федерации в целом?

Так или иначе, мы вновь возвращаемся к вопросу статуса области в составе РФ, то есть к объему прав и обязанностей областных органов власти, а также к необходимости федеральной поддержки региона на этапе качественных изменений в его экономике.

3. Поиск рациональной модели регионального хозяйствования

Несмотря на принятие в качестве стратегии экономического развития области концепции СЭЗ “Янтарь” и попытки разработать программу ее реализации, одновременно продолжали готовиться традиционные предплановые документы - схема развития и размещения производительных сил (разрабатываемая, как и прежде, для всех регионов страны), целевые отраслевые программы развития транспорта, рекреационного комплекса, системы образования и др. Разрабатывалось положение о статусе области, предусматривающем большую экономическую самостоятельность региона, более значительные права региональных органов власти в управлении хозяйством и внешнеэкономических связях. Обосновывались проекты постановлений, указов и законов, касающихся области (некоторые из этих документов были приняты в Москве). С 1994 г. разрабатывается федеральная программа развития области.

Итак, с одной стороны, попытки внедрить на территории всей области механизм СЭЗ, привлечь иностранные инвестиции. С другой - стремление получить федеральные средства для реструктуризации экономики региона. Нет ли здесь противоречия?

Говоря о стратегии регионального развития, можно констатировать, что за последние пять лет основополагающие установки менялись трижды. От появившейся в конце 1980-х годов концепции экономической самостоятельности области (“регионального хозрасчета”) - к идее СЭЗ и, начиная с 1993 г., при сохранении установок на СЭЗ все больше внимания обращается на необходимость федеральных инвестиций в развитие области. Во многом делается ставка на федеральную программу с такими приоритетами, как транспорт, энергетика, рекреация, конверсия и реструктуризация экономики, государственная поддержка социальной сферы.

Действительно, область получает немалые дотации и субвенции из федерального бюджета. В 1995 г. при утверждении российского бюджета она отнесена, благодаря активности областной администрации и Думы, к категории особо нуждающихся регионов. Однако потом этого статуса лишилась. Определенную положительную роль играют многочисленные акты высших органов власти РФ, принятые в 1992-1996 гг. в отношении Калининградской области.

Однако упор только на федеральные источники финансирования был бы неверным. И фактически реализуемая сейчас концепция развития области основывается на попытке максимального использования и федеральных, и региональных, и зарубежных источников финансирования. Но эта установка на сочетание различных интересов - общегосударственных, областных, иностранных - выдерживается не всегда последовательно. Не в полной мере используются имеющиеся возможности, например, в привлечении средств населения (попадающих в многомиллиардных размерах различным псевдоинвестиционным фирмам и банкам). И часто имеет место возврат к прежним методам хозяйствования, когда государство создавало не условия для развития производства, а само производство. Поэтому первоочередной задачей является создание нужного механизма управления экономикой, соответствующего рыночным условиям, регулирующего именно такие условия.

Содержание регионального хозяйственного механизма должно заключаться в согласовании экономических интересов региона и страны, других регионов, министерств и ведомств, коллективов предприятий и отдельных работников. Для Калининградской области с ее эксклавным географическим положением важно также учесть интересы зарубежных стран, с которыми регион развивает внешнеэкономические связи.

С согласованием и сочетанием всего многообразия экономических интересов тесно связан вопрос об активном использовании разнообразных финансовых ресурсов, отечественных и иностранных, отражающих эти интересы. Каковы же общероссийские, региональные, зарубежные экономические интересы в Калининградской области?

Особое значение области для России заключается в выполнении прежде всего рыбопромышленных, транспортных, рекреационных функций и функций в сфере обороны. Рыбопромышленные функции сокращаются, но область, обеспечивающая сейчас добычу 1/10 части рыбной продукции страны, и в ближайшей перспективе остается важным ее производителем. Транспортное значение вытекает из возможностей использования незамерзающих морских портов области для обеспечения внешнеэкономических связей страны. Рекреационная роль обусловлена наличием пригодного для курортного использования морского побережья с достаточно мягким климатом при недостатке в России подобных территорий. Функции обороны связаны с базированием здесь военно-морского флота и других соединений, число которых хотя и сократилось (и, вероятно, уменьшится в будущем), но, видимо, необходимость присутствия военных на территории области останется - для обеспечения безопасности страны.

При стабилизации и последующем улучшении экономического положения страны Калининградская область могла бы стать хорошим плацдармом для развертывания конкурентоспособных на мировом рынке отраслей, основывающихся на использовании российского научно-технического потенциала. Это можно было бы осуществить уже сейчас, в частности, в переоснащении перспективных машиностроительных и других промышленных предприятий, в том числе и в рамках конверсии. На базе более 40 средних и крупных научных и проектно-конструкторских организаций области, насчитывающих даже сейчас 4 тыс. занятых (в 1991 г. - 15 тыс.), предлагается создание российско-иностранного технополиса, способного стать активным фактором подъема хозяйства региона.

Для иностранных инвесторов, на наш взгляд, Калининградская область может представлять интерес не столько в плане организации экспортно-ориентированных производств, сколько как удобно расположенный регион, позволяющий получить доступ на обширный российский рынок. При этом речь может идти и об организации совместных предприятий на базе уже действующих, и о сооружении новых. С учетом высвобождения рабочей силы в ходе реструктуризации хозяйства и достаточно высокого ее качества при относительной дешевизне новые предприятия могут быть вполне обеспечены местными кадрами.

Собственно региональные интересы имеют различные аспекты. Конечно, область заинтересована в скорейшей перестройке экономики, в приведении ее в соответствие с новыми экономическими и геополитическими реалиями. Поэтому она позитивно относится и к российским, и к зарубежным инвестициям в отрасли специализации. Однако необходимо иметь в виду экологические, социальные и иные ограничения, регулируемые областными органами власти в соответствии с местными интересами, потребностями нормальной жизнедеятельности населения области. Так, отрицательную оценку экспертов вызвали проекты строительства нефтеэкспортных портов и портов-гигантов, способных резко нарушить экосистему Калининградского залива.

Вместе с тем на региональном уровне особого внимания требуют отрасли, обеспечивающие повседневные потребности населения, - производство продовольственных и промышленных товаров, бытовое, торговое и жилищно-коммунальное обслуживание, а также объекты социальной сферы. Задачей областных органов управления является бюджетное финансирование некоммерческих организаций и учреждений, а также создание благоприятных экономических условий для предприятий коммерческого характера.

Из общегосударственных и региональных интересов вытекает необходимость различать политический и экономический статус области в целом как особой экономической зоны (ОЭЗ) и особую юрисдикцию СЭЗ со специальным экономическим режимом в ее рамках. В рамках самоуправляемой области должны быть локальные зоны, создаваемые в интересах как ее населения, так и всей республики. В настоящее время уже прорабатываются варианты создания таких локальных зон в районе г. Светлый и на базе Калининградского морского торгового порта.

Специфика области предполагает, что ее органы власти должны иметь дополнительные полномочия по сравнению с большинством других регионов страны. Поэтому для такого региона, каким является Калининградская область, неизбежно требуется делегирование части полномочий федеральных органов, поскольку, например, прямое использование установленных правовых основ единого рынка, финансового, валютного, таможенного регулирования, единой ценовой политики на территории области, ввиду ее огромной специфики, просто невозможно. Основу для этого создает “Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Калининградской области”, а также закон “Об особой экономической зоне в Калининградской области”.

Статус области, федеральная программа ее развития (дополненная региональной программой), конкретная деятельность областных органов власти должны способствовать формированию соответствующей новым условиям отраслевой структуры экономики. Для этого требуется реализация следующих предпосылок:

- сочетание различных источников финансирования (государственных и частных, отечественных и зарубежных);

- обеспечение налоговых, кредитных, таможенных и др. экономических льгот и гарантий для области, а также российских и иностранных инвесторов;

- регулирование этих льгот с учетом интересов экономики России в целом и области в частности (например, при отмене таможенных сборов обеспечение интересов предприятий региона в перспективных, но пока неконкурентоспособных отраслях, в тех случаях, когда ввоз товаров ведет к прекращению их производства в области);

- федеральное финансирование инфраструктуры;

- заключение равноправных, взаимовыгодных, но учитывающих интересы области соглашений РФ с Прибалтийскими странами, Белоруссией, Польшей для сохранения региона в российском экономическом пространстве при одновременном вхождении в балтийское экономическое пространство;

- достижение сбалансированного с соседними государствами военного присутствия, заключение коллективного договора о военной безопасности на Балтике с взаимным уменьшением вооруженных сил; конверсия военного производства.

В результате будут получены средства (финансовые и организационные), необходимые для реструктуризации экономики в соответствии с требованиями рынка и геополитическими особенностями области.

С учетом российского и зарубежного опыта можно назвать следующие рычаги, с помощью которых администрация области регулирует реструктуризацию экономики:

1. Использование возможностей регионального бюджета и местного законодательства для развития рыночной инфраструктуры и создания благоприятных условий для деловой активности, снижения рисков вложения капитала на территории области, подготовки и переподготовки кадров для народного хозяйства региона. Эти возможности используются пока недостаточно. 29 банков и 53 филиала распыляют, а не концентрируют финансовые средства, не обладая необходимыми инвестиционными возможностями (для сравнения: во всей Эстонии насчитывается 16 банков). То же со страховыми и инвестиционными компаниями. Не создаются филиалы иностранных банков, которые способны обеспечить надежное кредитование производства, жилищного строительства под залог собственности и др. Подготовка и переподготовка кадров хотя и стимулируется международными программами и фондами, но не имеет надлежащей поддержки регионального бюджета, тогда как в других регионах страны вузы на 20-30% финансируются за счет средств регионов, а в ФРГ - до 50% средств на эти цели выделяют земли.

2. Обоснование федеральных программ, дотаций и субвенций и инициирование федеральных законодательных актов в отношении условий регионального развития для стимулирования привлечения капитала в наиболее перспективные отрасли и территории. Здесь имеется определенный прогресс и действует федеральная программа развития области с налоговым кредитом, принят закон об ОЭЗ в Калининградской области, начала деятельность комиссия по обеспечению жизнедеятельности области. Эти инструменты могут быть использованы эффективнее, если преимущества области как одного из перспективных для развития регионов страны будут лучше обоснованы.

3. Применение налоговых и кредитных инструментов, законодательных возможностей региона для стимулирования развития депрессивных отраслей и территорий. В первую очередь следует использовать опыт Польши и Литвы, где большие налоговые и таможенные преимущества имеет АПК. Политика поддержки аграрного сектора действует и во всех развитых странах региона.

Для Калининградской области насущной задачей, так до конца и не решенной, является определение тех приоритетных отраслей, которые могли бы потянуть за собой всю экономику региона. При этом надо отчетливо сознавать, что стимулирование и рост этих отраслей будет происходить параллельно со свертыванием неконкурентоспособных отраслей и предприятий. Задача обеспечения роста по всем направлениям иллюзорна и недостижима.

Необходимость реструктуризации экономики в пользу отраслей, определяющих научно-технический прогресс, и производства качественных товаров народного потребления была осознана еще в 1960-е годы. В этом направлении делались многочисленные попытки, которые в условиях административно-командной системы не увенчались успехом. К тому же огромные инвестиции отвлекались на нужды военно-промышленного комплекса, реализацию дорогостоящих проектов и выравнивание уровня жизни населения “в территориальном плане”, иначе говоря, на поддержание высоких темпов воспроизводства населения в ряде южных республик страны. Искусственные условия внутрисоюзного и международного социалистического рынка с дешевым сырьем и рабочей силой, не соответствующими реальным затратам ценами не способствовали прогрессивным преобразованиям.

Первые же попытки правительства установить соответствие цен и затрат, “отпустив” цены, резко изменили прежние ценовые соотношения и пропорции и уровень рентабельности предприятий разных отраслей. Выгоду получили “естественные монополисты”, установившие цены на топливо, энергию, некоторые виды сырья с ориентацией на внешний рынок, вне соответствия с внутренними ценовыми соотношениями. Отмена государственных дотаций в таких условиях поставила под угрозу само существование многих отраслей и производств (например, океанической рыбной промышленности с ее огромными затратами на топливо).

Вторым ударом по прежней структуре хозяйства стал распад прежнего общесоюзного и международного социалистического рынка. Калининградские предприятия машиностроения, целлюлозно-бумажной и рыбной промышленности поставляли продукцию более чем в 50 стран мира (экспортировалось, например, около 30% целлюлозы) и во все регионы СССР. Возможности сбыта сразу резко сократились, поскольку к новым условиям предприятия оказались не готовы.

Третий фактор - открытие широкого доступа на российский рынок более дешевым и к тому же более качественным импортным товарам. Соседство с зарубежными странами сказалось в Калининградской области еще большими потоками импорта, чем в других регионах страны.

Все это обусловило спад производства и падение жизненного уровня населения. Платежеспособный спрос населения упал, что стало еще одним фактором спада производства в целом ряде отраслей.

Ситуация усугубляется спецификой государственной налоговой политики с высоким уровнем налогообложения прибыли предприятий, пассивностью потенциальных инвесторов, трудностями получения долгосрочных кредитов, неумением многих руководителей предприятий работать в новых рыночных условиях. Отсутствует и надлежащая рыночная инфраструктура, способствующая налаживанию связей по поставкам и сбыту продукции, привлечению инвестиций, информации и рекламе и пр.

Все выше сказанное о факторах реструктуризации присуще всем постсоциалистическим странам, то есть является объективным следствием трансформационного процесса. Но Россия отличается от других стран большей ролью внутреннего рынка и наличием обширных сырьевых ресурсов, которые могут служить важнейшим источником финансирования реструктуризации - но могут и вести, как сейчас, к росту не работающих на нужды экономического роста долларовых накоплений вследствие более чем 20-миллиардного активного сальдо внешнеторгового баланса, составляющего 1/4 от экспорта, и к увеличению импорта оборудования и товаров народного потребления. Поэтому опыт Чехии и Венгрии, более продвинувшихся по пути трансформации экономики, привлекших большие иностранные инвестиции и быстро интегрирующихся в ЕС, может быть использован в целом для России лишь ограниченно.

Более приемлем, с теми же оговорками, польский опыт. А для конкретных условий Калининградской области как особой экономической зоны представляет интерес и опыт Эстонии.

Структурные сдвиги в экономике Польши, согласующиеся с отечественной оценкой Экспертного института[1] , дают представление об отраслях, перспективных для начального этапа реструктуризации. К их числу относятся:

1. Сырьевые отрасли экспортной ориентации. Из них в Калининградской области имеются янтарная и (при ограниченных запасах) нефте- и газодобывающая.

2. Производство материалоемких и трудоемких комплектующих и полуфабрикатов. Характерным случаем для Калининградской области является целлюлозно-бумажная промышленность.

3. Обеспечение деятельности экспортных отраслей. В Калининграде - “Калининградгазавтоматика” с производством оборудования для газопроводов.

4. Предприятия - “естественные монополисты”, обеспечивающие жизнедеятельность всего народного хозяйства; это предприятия энергетики, связи, ряда отраслей транспорта.

5. На региональном уровне в большинстве регионов России к “естественным монополиям” относятся также защищенные транспортным фактором предприятия стройматериалов и производство скоропортящейся малотранспортабельной пищевой продукции. Но для Калининградской области, соседствующей с Польшей и Литвой, региональные монополии в производстве стройматериалов и агропродукции установить сложнее, эти отрасли испытывают огромную конкуренцию со стороны импорта.

6. Отрасли, работающие на внутренний рынок и производящие аналоги импортной продукции для среднеобеспеченных слоев населения. В Польше, например, хорошо налажен выпуск товаров народного потребления, не требующих больших инвестиций и высоких технологий, так что такие товары направляются и на экспорт. Из отраслей, имеющихся в Калининградской области, к таким относятся мебельная, пищевая; может быть широко организован выпуск изделий широкого потребления, в том числе предприятиями малого бизнеса.

7. Предприятия различных отраслей с иностранным капиталом, использующие дешевую рабочую силу, зарубежные технологии и фирменные марки для производства продукции на региональный и российский рынок. Примером могут быть некоторые действующие в области совместные предприятия, и не только в промышленности (“ВестБалт Телеком”, “Россбан”, “Балтик” и др.). В Калининградской области эта группа предприятий имеет особенно благоприятные, но пока недостаточно используемые возможности, во многом зависящие от политической стабильности в стране.

На последующих стадиях трансформационного процесса, с накоплением необходимого опыта и средств, возможно развитие капиталоемких отраслей, использующих высокие технологии. Однако есть угроза утраты имеющегося сейчас значительного научно-технического потенциала, что затрудняет экономическое развитие в этом направлении в будущем. Поэтому уже сейчас должны широко развиваться научно-технические площади, технопарки и технополисы, предлагающие новые технологии потенциальным инвесторам, в том числе с иностранным участием. В Калининградской области имеются значительные наработки новой техники и технологий, особенно в рыбопромышленном комплексе и изучении Мирового океана, в других отраслях специализации промышленности, и имеющийся потенциал экономически выгодно не только сохранить, но и развивать, внедрять в практику.

Важнейшую роль в трансформационном процессе сыграет подготовка и переподготовка кадров. Калининградская область имеет здесь большую поддержку международных организаций, зарубежных университетов и фондов. Это не только способствует скорейшему созданию интеллектуальной рыночной среды, выработке рыночного менталитета в регионе, что будет способствовать ускорению регионального развития, но и может служить опытным образцом для других российских территорий.

Итак, на первом этапе структурной перестройки экономики к наиболее перспективным отраслям и предприятиям, позволяющим ожидать скорую отдачу и потому требующим стимулирования, относятся:

- отрасли непроизводственной сферы (торговля, сфера обслуживания, финансы, курортно-рекреационное хозяйство и др.), которые до сих пор почему-то считаются чем-то “второсортным” на фоне отраслей производственной сферы;

- инфраструктурные отрасли, прежде всего транспорт, обслуживающий транзитные перевозки Восток-Запад, и телекоммуникации;

- экспортно-ориентированные и импортозамещающие предприятия всех отраслей;

- предприятия, уже наладившие или потенциально способные наладить производственную кооперацию с зарубежными партнерами;

- производство товаров народного потребления;

- использование и углубление переработки местных сырьевых ресурсов, включая перерабатывающие предприятия аграрного сектора;

- строительство и стройиндустрия;

- расширение внутриобластных производственных связей, а также развитие широких кооперированных хозяйственных и торговых связей с регионами России, Белоруссии, Польши и Литвы.

При этом речь должна идти не о поддержке отдельно взятых предприятий, а о стимулировании конкретных направлений деятельности, привлечении (в т.ч. и для создания новых производств) частного капитала (отечественного и иностранного). В то же время поддержку могут получать и конкретные предприятия - в рамках льготных кредитов, предоставляемых на конкурсной основе.

Такое стимулирование, разумеется, не означает, что следует ограничивать создание и расширение предприятий неприоритетных отраслей. Ограничения (в т.ч. и административные) должны касаться, по-видимому, только компаний, загрязняющих окружающую среду.

Данные направления необходимо сочетать с ускоренным развитием рыночной инфраструктуры и ориентированной на региональные нужды системы образования и переподготовки кадров.

К числу отраслей, долю которых в экономике региона восстановить, вероятно, не удастся, следует отнести рыбопромышленный комплекс. Здесь решаются задачи более глубокой переработки рыбного сырья, выпуска широкого ассортимента продукции, пользующейся спросом на мировом рынке, и т.д., то есть речь идет о дальнейшей рационализации комплекса.

С аналогичными проблемами сталкивается целлюлозно-бумажная промышленность.

Малоперспективна и прежняя специализация предприятий металлоемкого машиностроения. Здесь уже приняты решения на государственном уровне об их перепрофилировании в автосборочные производства.

Для управления структурной перестройкой экономики рекомендуется следующий механизм:

- во-первых, необходимо разработать программу регионального развития, предполагающую основные направления структурной перестройки экономики и решение основных проблем социально-экономического развития. Эта программа будет существенно отличаться от уже подготовленной федеральной программы именно обоснованным направлением развития и механизмом реализации, так как федеральная программа фактически содержит только перечень объектов без детализации механизма реализации;

- во-вторых, средства, поступающие из федеральных источников, включая налоговый кредит, из регионального бюджета и внебюджетных источников, должны по возможности концентрироваться в контролируемом администрацией банке регионального развития либо уполномоченном банке;

- в-третьих, необходимо создать полугосударственную региональную корпорацию экономического развития для решения социально-экономических задач общероссийского и регионального уровней (сущность и функции такой корпорации обоснованы в ряде публикаций профессора В.В.Ивченко);

- в-четвертых, предусмотренные программой проекты должны реализовываться на конкурсной основе, путем проведения тендеров, с условием привлечения определенного количества дополнительных средств участвующих в конкурсе инвесторов.

Одной из необходимых предпосылок реализации программ регионального развития является и принятие законодательных актов, касающихся непосредственно Калининградской области. Речь идет, в первую очередь, об Уставе области, и особенно о федеральном законе “Об особой экономической зоне в Калининградской области”. Закон призван как бы расширить рамки Устава, охарактеризовав отношение центральных властей к нашему уникальному региону, четко определить правительственную программу его развития. Устав же затрагивает чисто внутренние аспекты жизни области. Вкупе это два основополагающих для Калининградской области документа. Устав (Основной Закон) Калининградской области был принят областной Думой 28 декабря 1995 г. Федеральный закон “Об особой экономической зоне в Калининградской области” принят 15 ноября 1995 г. Государственной Думой, одобрен 5 января 1996 г. Советом Федерации и подписан Президентом РФ Б.Н.Ельциным 22 января 1996 г.

В Законе указано, что особая экономическая зона (ОЭЗ) создается в пределах всей территории Калининградской области, за исключением территорий объектов, имеющих оборонное и стратегическое значение для РФ. Развитие ОЭЗ осуществляется на основе федеральной государственной программы, утверждаемой Правительством РФ по представлению органов государственной власти Калининградской области. Функции администрации ОЭЗ выполняет администрация Калининградской области, которая вправе в соответствии с законодательством РФ заключать договоры гражданско-правового характера и вступать в иные гражданско-правовые отношения с российскими и иностранными инвесторами и предпринимателями.

Привлечение инвестиций в особую зону носит, согласно Закону, договорный характер. Администрация ОЭЗ будет рассматривать заявления российских и иностранных инвесторов о реализации зональных инвестиционных проектов и заключать с ними соответствующие договоры. Администрация вправе проводить торги (конкурсы, аукционы). Администрация вправе передавать в пользование на условиях договора аренды российским и иностранным предпринимателям имущество, находящееся в собственности Калининградской области как субъекта РФ. Право землепользования иностранным физическим и юридическим лицам предоставляется исключительно на основании договоров аренды (без права выкупа).

В ОЭЗ действует таможенный режим свободной таможенной зоны со следующими особенностями:

1) товары, произведенные в ОЭЗ[2] и вывозимые в другие страны, освобождаются от таможенных платежей;

2) товары, ввозимые из других стран в ОЭЗ, освобождаются от ввозных таможенных пошлин и других платежей;

3) товары, произведенные в ОЭЗ и ввозимые на остальную часть таможенной территории РФ (а также на территорию Таможенного союза), освобождаются от ввозных таможенных пошлин и других платежей;

4) товары, ввозимые из других стран в ОЭЗ и затем ввозимые на остальную часть таможенной территории РФ, а также на территорию Таможенного союза (исключая товары, переработанные в ОЭЗ и считающиеся произведенными в ней), облагаются ввозными таможенными пошлинами и другими платежами;

5) к товарам, ввозимым из других стран в ОЭЗ и затем вывозимым в зарубежные страны (как с переработкой, так и без нее), таможенные пошлины и другие платежи не применяются.

Российским и иностранным инвесторам и предпринимателям предоставляются в ОЭЗ налоговые льготы в соответствии с налоговым законодательством РФ и законодательством Калининградской области.

Администрация Калининградской ОЭЗ по согласованию с Правительством РФ и Центральным банком РФ вправе устанавливать льготы для российских и иностранных банков в связи с их деятельностью по реализации федеральной государственной программы развития ОЭЗ.

Перевод дивидендов и репатриация капитала иностранными инвесторами с территории ОЭЗ осуществляется беспрепятственно в соответствии с законодательством и международными договорами РФ.

Международные договоры РФ, затрагивающие вопросы Калининградской области, будут заключаться по согласованию с ее органами государственной власти. Такие договоры должны содержать положения, подтверждающие существующий статус Калининградской области в качестве неотъемлемой части РФ. Калининградская область в лице ее уполномоченных органов государственной власти вправе заключать соглашения об экономическом, научно-техническом, культурном и спортивном сотрудничестве с административно-территориальными образованьями иностранных государств. Такие договоры не должны противоречить законодательству и международным договорам РФ и не могут рассматриваться как международные договоры РФ.

Ценность Устава Калининградской области заключается в обобщении, систематизации правил и норм, определяющих управление регионом, с акцентированием тех сторон властной деятельности, которые особенно важны в конкретных условиях области.

В одной связке с Законом об ОЭЗ идет и подписанный 12 января 1996 г. в Москве Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и Калининградской области. В него, в частности, включены статьи о таможенных и налоговых льготах, где говорится, что Федеральный центр гарантирует компенсацию дополнительных расходов, связанных с транзитом грузов в (из) Калининградскую область через территорию сопредельных государств, а также с экспортом и импортом грузов через территорию области. Подписанный Договор позволяет правительству РФ по предложению администрации образовывать в Калининградской области свободные таможенные зоны. В целом договор затрагивает целый спектр предметов ведения. Это, помимо указанных выше, вопросы миграции, распоряжения и использования недр и природных ресурсов, социальной защиты военнослужащих, развития внешнеэкономических связей и целый ряд других важнейших социально-экономических аспектов развития региона.

Создание ОЭЗ в Калининградской области идет нелегко. Но есть и позитивные сдвиги, связанные с более быстрым развитием трансформационных процессов в регионе. Эти сдвиги заключаются в росте рыночной инфраструктуры, возникновении на территории области большого числа совместных и иностранных предприятий, росте экспорта, активной подготовке и переподготовке кадров и др. Соседство с зарубежными странами позволяет быстрее перенимать положительный опыт решения проблем перехода к рынку, учитывать возможные негативные последствия тех или иных решений. По оценкам специалистов, Калининградская область наряду с Москвой, Санкт-Петербургом, Нижегородской областью относится к числу регионов, где рыночные реформы идут наиболее активно. Хотя многие проблемы в регионе даже более остры, чем в целом в Российской Федерации, уже достигнутые результаты и предпосылки дальнейшего развития здесь также более значительны. Это и позволяет смотреть в будущее с оптимизмом, который подкрепляется конкретными усилиями по обоснованию и созданию будущей рыночной региональной экономики.

4. Калининградская область и ее соседи

В силу геополитического положения Калининградской области отношения с соседними государствами имеют для нее особое значение.

Отношения Калининградской области с Литовской Республикой долгое время складывались непросто. Оказались фактически разорванными, в ущерб обеим сторонам, традиционные экономические связи. Так, в 1994 г. на долю Литвы приходилось всего 5,0% экспорта и 9,0% импорта Калининградской области. Нарушились связи между предприятиями, литовские крестьяне уступили калининградский рынок сельскохозяйственной продукции польским, немецким и скандинавским конкурентам. Во многом причина заключалась в том, что в экономику вмешалась политика. Свою лепту внесли правые политики Балтийских стран, чья конфронтационная линия по отношению к Москве нередко носила иррационально-вызывающий характер. Очевидно, что и Москва, сосредоточившись на развитии отношений с Западом, особенно с США, сначала не придавала должного значения развитию отношений с независимыми государствами Балтии (в частности, защите интересов русских в этих странах), а потом не всегда адекватно реагировала на ситуацию.

Можно выделить три тенденции, господствующие в Литве при оценке будущего развития Калининградской области (соответственно основным политическим силам Литовской Республики). Во-первых, развитие все большей хозяйственной и политической самостоятельности области вплоть до образования четвертой “балтийской республики” (движение Центра во главе с Р. Озоласом). Во-вторых, самая большая группа политиков (включая нынешнее руководство Литвы во главе с А. Бразаускасом) считает, что изменение статуса Калининградской области возможно только в согласии с Россией. Поскольку это, по их мнению, в обозримом будущем не соответствует целям России, существенное изменение статуса невозможно. В-третьих, маловлиятельная небольшая группа (“радикальные правые” - союз “Молодая Литва” и др.) требует присоединения Калининградской области (мирными средствами) к Литве.

На положении Калининградской области во многом сказывается общее состояние отношений Российской Федерации и Литовской Республики. Официальный Вильнюс никогда не предъявлял территориальных притязаний на Калининградскую область, но литовская оппозиция продолжает поднимать вопрос о демилитаризации и “деколонизации” области. Малая (или прусская) Литва рассматривается как часть всей Литвы, лишь временно отданная под управление СССР. Такого рода взгляды находили свое выражение и в недружественных актах, подобных резолюции Балтийской ассамблеи “О демилитаризации Калининградской области и ее дальнейшем развитии” (13 ноября 1994 г.) и др., которые вызывали резкую ответную реакцию со стороны российского МИДа, органов власти Калининградской области и общественности.

Следует учитывать, что такого рода акты и заявления являлись продуктом местных “политических игр”. Литовская оппозиция, в частности, стремилась поссорить нынешнее литовское руководство с российским, чтобы воспользоваться последствиями возможного ухудшения экономических и политических отношений между двумя странами. В этом смысле Калининградская область и связанные с ней проблемы заняли у литовских правых “вакантное” место российских войск, выведенных из республики к 31 августа 1993 г. С другой стороны, резолюции имели и “экспортную” направленность, призванную подчеркнуть, что перед лицом “калининградской угрозы” (а беря шире - “российской”) страны Балтии нуждаются в срочной интеграции в западные экономические и оборонительные структуры, прежде всего в ЕС и НАТО.

Из экономических проблем наиболее болезненная для Калининградской области - транзит. В июле 1993 г. Литва ввела в действие ряд ограничений, препятствующих автомобильному провозу транзитных российских грузов на территорию Калининградской области. Среди них принудительное полицейское сопровождение грузов (за счет проезжающих), транзитный залог и т.д. Залог в определенных случаях достигает 10 тыс. долларов, или 70% стоимости перевозимых грузов. С 1 июля 1994 г. литовские железные дороги ввели жесткий порядок взимания так называемых провозных платежей. При этом российским экспортерам надо платить за транзит тонны груза до Калининграда (расстояние по литовской территории 232 км) 8 швейцарских франков и только 2,67 франка за транспортировку той же самой тонны груза до порта Клайпеда (расстояние - 432 км).

В итоге Калининградский порт за счет перераспределения грузов в пользу портов стран Балтии несет серьезные убытки. В настоящее время ведутся переговоры рабочих групп экспертов Калининградской области и Литовской Республики, идет поиск компромиссных вариантов.

Если вопросы гражданского транзита более или менее успешно решаются, то проблема военного транзита долго оставалась открытой. Сами по себе военные перевозки в область и из области невелики - военные грузы России составляют лишь 1% от объема грузопотока, идущего через Литву. При этом собственно военный транзит (военнослужащие, техника и оружие) составляет лишь долю процента, остальное - предметы снабжения войск. Но вопрос приобрел отчетливо выраженную политическую окраску. Литовская оппозиция утверждала, что военный транзит - это “новая волна русской экспансии в Литве”, “втягивание Литвы в постсоветские структуры СНГ”. Тем не менее в начале 1995 г. правительство Литвы продлило до 31 декабря 1995 г. существовавший ранее порядок перевозки военных и опасных грузов (утвержден соглашением правительства Литвы и России от 18 ноября 1993 г.). С тех пор этот порядок транзита регулярно продлевается на следующий год. В ответ Россия уведомила Литву, что вступил в силу договор между правительствами Литвы и РФ о торговых и экономических отношениях, подписанный премьерами двух стран в Вильнюсе 18 ноября 1993 г., и, следовательно, для Литвы начал действовать режим наибольшего благоприятствования в торговле.

Между Россией и Литвой ведутся переговоры о делимитации морских, речных и сухопутных границ. Здесь существует несколько моментов, требующих сближения позиций. Первый - это делимитация в Балтийском море и Куршском заливе, где существует спор о принадлежности месторождения нефти Д-6. Второй момент связан с Виштынецким озером, где до распада СССР административная граница, которая теперь объявлена государственной, проходила по литовскому берегу, что не вполне устраивает теперь наших соседей.

Несмотря на имеющиеся трудности и взаимное непонимание, главное в отношениях России и Калининградской области как ее части и Литвы все же, как представляется, заключается в том, что стороны постепенно, не без трудностей, находят цивилизованные пути решения проблем. Так, к примеру, Литва предоставила льготы в отношении транзита цветных металлов 25 калининградским промышленным предприятиям. Отмечается продвижение вперед и в других проблемных ситуациях, связанных с транзитом.

В 1994 г. в Калининграде открыто литовское консульство, а в Вильнюсе - представительство Калининградской области. Калининградские власти имеют налаженные контакты с литовскими властями, конструктивно участвуют в российско-литовских переговорах по экономическим и политическим вопросам. Работают пограничные переходы. Налаживается деловое сотрудничество между калининградскими и литовскими предпринимателями. Подписаны соглашения о сотрудничестве между администрацией Калининградской области и Каунасским, Клайпедским, а также Паневежским уездами Литвы.

Хотя объемы взаимных хозяйственных связей пока не так велики как раньше, позитивные процессы здесь развиваются и имеют хорошие перспективы. Ведь еще 5 лет назад степень экономического взаимодействия Литвы и Калининградской области была достаточно высока. Сейчас разорваны почти все связи по кооперации предприятий, многократно сократился объем товарооборота.

Если в 1990 г. из Литвы в Калининградскую область поставлялось более 40 наименований продукции производственного назначения (особенно много - стройматериалов и топлива), то в 1993 г. - лишь 10 наименований, причем почти по всем видам поставки резко сократились. Из Калининградской области в Литву уменьшились объемы основных поставляемых товаров - целлюлозы, деловой древесины и пиломатериалов, кокса, почти полностью прекращена продажа продукции машиностроения (возросли лишь поставки бумаги, картона и кормовых белков).

Потери несут и Литва, и Калининградская область. Особенно очевидно это на примере нефти и нефтепродуктов: если раньше добываемая в области нефть перерабатывалась на Мажейкяйском заводе, а область получала из Литвы необходимые нефтепродукты, то теперь все связи области замыкаются на удаленные предприятия Российской Федерации и Украины. Это намного увеличивает транспортные расходы и удорожает стоимость топлива.

Но объективная необходимость экономического сотрудничества дает о себе знать. В 1995 г. Литва стала для Калининградской области ведущим поставщиком импортных товаров (18,3% областного импорта), опередив Польшу. На территории области создаются совместные российско-литовские предприятия (199 на 1 ноября 1996 г.), особенно в сфере строительства, торговли и туризма. Литовские фирмы ведут строительные работы в Калининградской области.

В конце 1994 - начале 1995 гг. ученые Калининградского государственного университета и Балтийского научного центра под руководством профессора В.В. Ивченко разработали проект основных направлений и мероприятий взаимовыгодного сотрудничества Калининградской области с Литовской Республикой на 1995-1998 гг. В области, согласно проекту, будут предприниматься усилия по восстановлению уровня связей 1990 г. Перспективное сотрудничество может развиваться в торговле, производственной кооперации, строительстве, транспорте, культуре и науке. Предполагается развитие благоприятного погранично-таможенного режима. Можно надеяться, что усилия по развитию связей будут двусторонними, поскольку они взаимовыгодны. Это позволит успешнее решать и политические проблемы к взаимовыгоде обеих сторон.

С развитием обоюдного экономического и культурного сотрудничества добрососедские отношения Калининградской области и Литвы будут улучшаться. И, можно надеяться, претензии и требования литовской стороны по изменению статуса области будут иметь под собой все меньшую социальную базу, поскольку население сможет ощутить выгоду не конфронтации, а совместной плодотворной деятельности в сфере экономики и культуры.

Большое значение для Калининградской области имеет развитие конструктивных отношений с Польшей.

До начала 90-х гг. Калининградская область фактически оставалась в стороне от экономического взаимодействия между бывшим СССР и Польшей. Отношения с польскими соседями сводились к символическим мероприятиям типа обмена делегациями, встреч на границе, Дней дружбы и т.д., что, разумеется, не могло заменить полнокровных экономических связей. Сейчас ситуация изменилась. Отношения между областью и Польшей развиваются, пожалуй, более динамично, чем российско-польские отношения в целом.

В Польше имеются и политические круги, не способствующие развитию добрососедства и ставящие под сомнение нынешний статус Калининградской области, но они не обладают сколь-нибудь серьезным политическим весом. Значительно более распространено представление об области как об окне на емкий восточный, прежде всего российский, рынок, о месте для развития широко понимаемых культурных связей с Российской Федерацией.

Открытие во второй половине 1992 г. польского генерального консульства, первого консульства зарубежной страны в Калининграде (позднее открыто литовское консульство), является выражением взаимной заинтересованности в сотрудничестве.

Выгоды географического положения Калининградской области, обеспечивающей выход на обширный российский рынок, настолько интересуют поляков, что они готовы участвовать в конкурентной борьбе за экономические связи и влияние в Калининградской области.

На Польшу в 1995 г. приходилось 9,8% внешнеторгового оборота предприятий и организаций Калининградской области, 2% экспорта и 16,3% импорта. По доле во внешнеторговом обороте региона она уступала только Литве. По состоянию на 1 ноября 1996 г. на территории Калининградской области создано и зарегистрировано 381 предприятие с польскими инвестициями, что составляет около одной трети от общего числа предприятий с иностранными инвестициями. 22 мая 1992 г. заключено соглашение между Российской Федерацией и Республикой Польша о сотрудничестве Калининградской области с северо-восточными воеводствами Польши. Глава администрации Калининградской области Ю.С. Маточкин правительством Российской Федерации назначен уполномоченным по развитию отношений с северо-восточными воеводствами Польши. Аналогичная должность уполномоченного введена в Совете Министров Республики Польша. В сентябре 1992 г. и июне 1993 г. прошло два “круглых стола”, на которых в дополнение к этому соглашению были разработаны основы механизма сотрудничества по таким направлениям, как развитие транспортной системы, связи, сельского хозяйства, совершенствование пограничных отношений и т.п. В октябре 1994 г. в Светлогорске прошло заседание российско-польского Совета по сотрудничеству Калининградской области и регионов Республики Польша (этот Совет как рабочий орган уполномоченных двух правительств был создан в ходе работы второго российско-польского “круглого стола”). В октябре-декабре 1994 г. провели первые заседания комиссии Совета по погранпереходам, энергетике и использованию топливно-энергетических ресурсов, территориальному планированию, борьбе с преступностью, транспорту и судоходству и приступили к реализации проектов на 1995 г. В июле 1995 г. в Голдапе (Польша) было проведено второе заседание российско-польского Совета, в июне 1996 г. в Калининграде - третье .

Приграничное сотрудничество уже принесло свои первые плоды. Через многочисленные погранпереходы идет активное трансграничное сообщение. В Гданьске открыто